«У ремесленников общая цель – создать продукт, который несет здоровье»

Масляновка – маленькая деревенька в Любинском районе Омской области, население которой не насчитывает и ста человек. Вероятно, деревня осталась бы безызвестной, если бы ремесленник Николай Пушкарев не назвал в честь малой родины собственную маслобойню. И хотя с момента открытия прошло всего полгода, название «Масляновка» уже знакомо сторонникам здорового образа жизни далеко за пределами Сибири.


- Николай, расскажите, как давно ваша продукция представлена на рынке?

- Мы открылись в марте нынешнего года, в самый кризис. Договорились об аренде с руководством Казачьего рынка, а через неделю объявили о самоизоляции, следом закрылись крупные объекты торговли. Поставщики сырья, оборудования тут же взвинтили цены в полтора-два раза. Объяснили тем, что курс доллара и евро вырос, а оборудование у нас частично российское, частично европейское. Например, станки польские, изготовлены из нержавеющей стали, которая подобна медицинской – нет процесса окисления, при отжиме соприкосновение сырья с металлом минимальное.


Можно сказать, мы испытали на себе все тяготы пандемии. Хорошо, что руководство рынка идет навстречу предпринимателям: в период пандемии дали «каникулярный» месяц – без арендной платы.

  
- Почему именно масло? Как получилось, что выбрали для себя эту нишу?

- Буквально 5–8 лет назад мы стали замечать, что весь спектр потребляемых продуктов питания полностью из магазинов крупных торговых сетей: «Магнит», «Пятерочка» и другие. Нет домашнего хлеба, фермерского мяса, фермерского сыра. Все – исключительно «покупное». Начинаешь читать состав – страшно, там полная таблица Менделеева!


Пришла мысль: неужели все так и будет продолжаться? Начали общаться с ремесленниками, которые что-то производят руками – шьют, вяжут, делают домашние сыры. Один товарищ пиво сам варит. Друзья стали заниматься мясом, открыли ферму. Ниши потихоньку стали заполняться, несмотря на конкуренцию со стороны «Метро», «Магнита», «Ашана».


Мы сами, как сейчас говорят, «зожники». Не курим, не пьем, выбираем для себя здоровую еду. Народная медицина всегда в семье преобладала – от старшего поколения к младшему. Я часто в своей семье лечу родных травками-припарками. И культура питья масла в нашей семье прижилась давно. Сам я по утрам пью масла черного тмина, конопляное, тыквенное. Для своей мамы и дочки делаю кедровое масло.

DSC01111.jpg



- Чем такое масло полезнее привычного нам растительного? Ведь, по сути, сырье – одно.

- Промышленных производителей масла не устраивает, что семечка отдает всего 40–50 % масла (а если говорить об амаранте, там масла получается всего 2 %!). В результате они делают выбор в пользу производства методом химической выпарки: применяют бензин для выпаривания, масло в одну фракцию, бензин – в другую. Масло потом ощелачивают, «выгоняя» остаточный бензин. Пить масло, произведенное выпаркой бензина и впоследствии ощелаченное, не полезно.


Мы же сразу отжимаем семена и орехи, без предварительной термической обработки – вот и весь секрет производства. Для семьи лучше делать выбор в пользу масел холодного отжима. В каждом городе есть мастер, который такое производит.

DSC01239.jpg



- Были ли опасения, связанные с открытием своего бизнеса? Особенно в такой непростой год.

- Страшнее было думать о том, что мы так и будем потреблять все из магазина. И сегодня я очень рад, что есть категории людей, которые начинают вместе с нами от этой привычной схемы отказываться. Лучше делать свой полезный хлеб, выращивать на своем огороде овощи, чем покупать продукты неизвестного происхождения и состава. Поэтому отчасти свое дело – именно для здоровья семьи. Идея не сразу воспринималась как бизнес.


Я был еще ребенком, когда в первый раз оказался на маслобойне в Воронежской области у одного дедушки. Такая старинная, дореволюционная маслобойня. Лет с двенадцати на ней работал. Изначально делали растительные масла для себя.
Сейчас определили три ключевых направления, которые развиваем, – гастрономическое, косметическое и нетрадиционная медицина. К слову, преобладает именно медицина. К нам приходят даже доктора из частных и государственных клиник. И они же рекомендуют наши масла своим пациентам, которые действительно оздоравливают организм.


Например, конопля – это настоящий антисептик. Почему раньше на Руси ткали рубахи из конопляной нити? При ранении бойца ткань прилегала к ране, и она служила своего рода антисептиком. Масло конопли обладает прекрасными антисептическими свойствами.


Также антисептик – масло черного тмина. Например, в мусульманской религии – в Коране написано, что это масло исцеляет от всех болезней, кроме смерти. В период пандемии это отличное средство для верхних дыхательных путей.


- Чтобы быть уверенным в качестве продукта, нужно понимать, как найти качественное сырье. Как вы организуете взаимодействие с поставщиками? Откуда поступают семена?

- Мы долго набирали опыт общения с поставщиками. Многие из них находятся в других регионах, возникает вопрос: как не ошибиться в выборе? Ни почувствовать на запах, ни попробовать семена не можешь, а верить на слово – не получается. Поэтому сначала приходится запрашивать документы. В них есть результаты лабораторных испытаний, процент влажности, наличие присадок.


Говорим, что у нас есть лаборатория, нас проверяют, необходимы закупочные документы. На этом этапе отсеиваются 50 или 70 % поставщиков. Допустим, человек утверждает, что у него – Эфиопский Черный тмин (нам для производства масла нужен именно он). Говорит, заказывайте! А на вопрос, есть ли документы, ответить не может. Разумеется, мы от сотрудничества отказываемся.


С сырьем проблемы возникают и другого плана: к примеру, для производства тыквенного масла нужна голосемянная тыква специального сорта – Штирийская. У нас её не выращивают, приходится заказывать из Краснодара.


Но даже в случае, когда нужных семян вдоволь, порой их не так просто достать. Возьмем, к примеру, лен. В Омской области его вдоволь: еду домой, в Любинский район, а вокруг – целые поля! При этом для меня как ремесленника-маслодела сложно купить лен. Приезжаю к фермеру, спрашиваю тонну-две сырья, а в ответ: «Ой, подожди, нужно сначала объем поставки для КНР обеспечить». Я понимаю, что у них есть договорные обязательства. Приходится вставать в очередь.


Поддерживаем хорошие отношения с Курском – там конопля растет и амарант. Это очень интересное растение, самое «российское», выращивается едва ли не со времен Древней Руси. Конопля же очень полезна для мужского здоровья, в советское время она культивировалась в больших объемах, а теперь не выращивается. Хотя есть специальные сорта, которые культивируются, например сорт Надежда, в котором каннабиноиды не превышают определенный уровень. Его разрешено производить.


- А что насчет импортного сырья?

- Я очень рад, что мы производим масла из российского сырья и по бедности своей не можем приобрести сырье генномодифицированное. Мы против такого сырья, единственное исключение – арахис. Он сам по себе продукт, который родился из генной модификации.


Кстати, вот грецкий орех, который приходит в Омск, – большой, крупный, красивый – это генномодифицированный китайский продукт. Натуральный, из Узбекистана и Таджикистана, выглядит не так привлекательно, он мелкий, сморщенный. Видимо, эти страны тоже не могут себе позволить приобрести плантации деревьев модифицированного грецкого ореха, которые будут давать огромные плоды.


- Есть ли на практике разница между продуктами генной инженерии и теми, которые не подвергались модификациям? Отличаются ли они визуально и на вкус?

- Конечно. Любой, кто сравнит эти продукты, заметит разницу. Если попробовать выжать масло из семян китайской тыквы, оно получится бледным, безвкусным. Из российской или австрийской – увидим насыщенный зеленый болотный цвет, и вкус намного ярче. Приходят люди иногда, которые были в Австрии, – там тоже очень развито ремесленное маслоделие. Есть специальные провинции, где выращивают тыкву и делают масло. Говорят, вкус нашей продукции напоминает австрийский продукт.

DSC01178.jpg



- Планируете ли в будущем расширять ассортимент?

- Масло нельзя «переделать». Это у вина может быть различный купаж, оно может быть сладким или полусладким. У нас же масло одно – холодного отжима. Его, конечно, можно настоять на чесноке или сделать вытяжку из трав, но мы считаем, это лучше делать дома, по назначению или по желанию.


Поэтому ассортимент расширяем за счет сладостей. Сейчас представлена халва из кунжута, подсолнечника, урбеч из кунжута, скоро введем амарантовый и льняной урбеч. Из горчичного жмыха делаем горчицу, а из арахисового – пасту без сахара и присадок. Из миндаля производим, помимо масла, муку и жмых, от грецкого ореха и кедра жмых тоже идет в пищу. Если есть спрос на тыквенную муку, ее тоже делаем. Стараемся подстроиться под запросы покупателя и всегда нести полезное, доброе, вечное.


- К слову, о покупателях. За те полгода, что существует «Масляновка», удалось добиться интереса со стороны потребителя? Как по наблюдениям, готовы ли к этому продукту сейчас?

- Честно говоря, приучить наших жителей к здоровому продукту очень сложно. Мы привыкли, что у нас на каждом углу – шаурма и прочий фаст-фуд. Но нас заметили с первого дня: масло внешне отличается от фабричного, оно нефильтрованное и нерафинированное, потому непрозрачное. Начали задавать вопросы: а чье у вас масло? Мы говорим: «Сами делаем, прямо здесь. Хотите, прямо при вас выжмем?» Естественно, человеку сразу становится интересно. Он может подойти поближе и посмотреть, как мы засыпаем в маслобойню семена и как они тут же превращаются в свежее масло. Порой человек настолько удивлен, что готов взять сразу литр масла.


Самое главное, что к нам человек приходит не просто за товаром. Он будто посреди маленького оазиса русской культуры, где можно отдохнуть, посмотреть, как изготавливается масло, и просто насладиться красотой резного интерьера – мы с братом все это вырезали из дерева сами. Когда человек берет в руки бутылочку свежего масла и идет домой, мы видим, что он искренне рад: он знает, что это забота о здоровье всей семьи.


Есть у нас и категория особо сильных людей, которые борются с онкологией. Они, столкнувшись с бедой, не отчаиваются, читают литературу и ищут информацию о том, какие средства замедляют развитие раковых клеток. А среди них – масла амаранта и абрикосовых косточек, а также всем известное льняное масло. Люди, как правило, покупают масла и принимают курсом. Мы всегда с ними разговариваем, интересуемся, есть ли положительная динамика. Они в ответ машут рукой, но из месяца в месяц к нам возвращаются. Значит, не сдаются перед лицом болезни – это очень нас радует.


К нам также приходят люди, которые планируют расширение семьи, они пьют льняное масло, нередко по назначению врачей.
Косметологи и массажисты приходят за льняным маслом, оно прекрасно ложится на тело. А кокосовое – настоящее наслаждение, пахнет чудесно. Мы его также производим сами – из кубиков и стружки. Берут и кокос, и лен, и миндаль – делают маски для волос и лица. Отзывы получаем такие, что душа радуется.


Если говорить с точки зрения бизнеса, в первые 2–3 месяца работали в минус, потом вышли в ноль. В августе ездили знакомиться с поставщиками, договаривались по сырью и на этот период привлекали родных в качестве продавцов. По итогам месяца – закрыли обязательства по заработной плате. Сентябрь – уже вышли в плюс, люди готовятся к зиме, заботятся об укреплении иммунитета. Отправляем свои масла в соседние регионы, а также в Башкортостан, на Урал.


- Получается, вам удалось обеспечить достойный старт даже в условиях пандемии. Что дальше по плану?

- Маслобойня «Масляновка» – это наш проект, который мы хотим уже в этом году запустить во франшизу, идея в том, чтобы не останавливаться на том, что есть. Планируем открыть еще одну точку в Омске, на Левобережье, чтобы быть ближе к покупателям, которые живут там.


В перспективе мы хотели бы, чтобы в каждом городе появилась такая маслобойня. В центральной части России есть коллеги, которые работают в этой нише. В Воронеже, Коврове, Ростове, Краснодаре – очень похожие проекты. Мы не конкурируем, а, наоборот, подбадриваем друг друга, звоним, когда видим, что кто-то начал производство нового продукта. Выясняем нюансы технологии или, наоборот, делимся своим опытом.


Если мы запустим франшизу, это позволит нашим единомышленникам, которые решатся открыть свой бизнес, уберечься от «шишек»: мы знаем, когда необходимо оповестить Роспотребнадзор, как отдать сырье или готовый продукт в лабораторию, знакомы с процедурой ежемесячного контроля.


Помимо франшизы, планируем объединить в проекте «Масляновка» ремесленников различного рода. Сейчас у нас представлен свежий хлеб, его пекут наши друзья, семья Елисеевых. Они тоже родом из деревни, у них есть своя мельница, печка. Пекут полезный бездрожжевой хлеб, на закваске. Есть у нас и полочки для чаев, поэтому, если найдется ремесленник, который занимается изготовлением травяных чаев, иван-чая, мы будем рады представлять его продукцию в своих магазинах.
Может, один ремесленник – в поле воин, но лучше двигаться вместе. Ведь у всех нас общая цель – чтобы люди выбирали полезные продукты для здоровья своих семей.


 

Маслобойня "Масляновка"
г. Омск, Маршала Жукова, 70а, Казачий рынок 
 Тел.: 8(913)141-5495
maslyanovka@yandex.ru
Instagram.com/maslyanovka
https://vk.com/maslyanovka


19.10.2020

Читайте также

Предложить
новость
Если вы стали свидетелем или
участником интересных событий
Предложить
Подписка на
рассылку новостей
Каждую неделю только самые
важные и интересные новости
Подписаться
Подписка
на журнал
Оформите подписку на
выпуск новых журналов
Оформить

Новостная рассылка

Каждую неделю только самые важные и интересные новости