«Грант должен быть помощью фермеру, а не ярмом»

 В России запускают новые меры поддержки для развития фермерской торговли. Однако сначала селянам нужно помочь наладить переработку, считает руководитель Ассоциации крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов Новосибирской области Алла ХМЕЛЕВА. Мы поговорили о том, почему господдержка не всегда «работает», каким должно быть эффективное агрострахование и чего ждать фермерам от законодателей в ближайшем будущем.

    

CeC5(19)vn_32_Алла ХМЕЛЕВА.jpg


СНАЧАЛА ПЕРЕРАБОТКА, ПОТОМ ТОРГОВЛЯ


- Алла, в России начали выдавать фермерам льготные кредиты и гранты на покупку торгового оборудования, торговых объектов и спецтранспорта. Это должно помочь владельцам КФХ в открытии собственных точек продаж. Как оцениваете подобную инициативу, будет ли она востребована?


- Эта инициатива пока существует только в виде льготного кредитования, и ставка там 8,5 %. Гранты Минсельхоза на торговое оборудование доступны только кооперативам. Безусловно, это хорошее подспорье для фермеров, но должна учитываться последовательность: производство – переработка – реализация. Нельзя переходить к третьему этапу, перескочив через второй. Пока мы не наладим переработку, реализовывать будет нечего. Минсельхоз только в прошлом году сделал акцент на переработку при выдаче грантов: высокий балл давался за модернизацию доильных залов, установку роботов­-дояров и т. д. Это направление сейчас более востребовано, а реализация уже следующий шаг.

 

- Смогут ли фермеры в дальнейшем конкурировать с крупными заводами на рынке переработки?


- Уверена, что смогут. Качество фермерской продукции всегда было и будет выше, чем в массовом производстве. Этот сегмент сейчас набирает популярность – и у ведущих рестораторов, и у населения, которое начало задумываться о своем питании. Поэтому многие крестьяне уже приходят к пониманию того, как важно поставить свою переработку на современный уровень, чтобы успешно конкурировать на рынке.

 

БЕЗ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ


- В этом году господдержку аграриев разделили на два вида: компенсирующую и стимулирующую, что вызвало неоднозначную реакцию со стороны малого бизнеса. Завышенные требования к качеству семян, объему вносимых удобрений и анализу почв не позволили многим хозяйствам получить субсидии. Как восприняли новый механизм новосибирские фермеры и как он повлиял на их работу?


- Нельзя сказать, что фермеры выступили против нового механизма господдержки. Они раскритиковали именно способ перехода – вот эту резкую смену требований, к которой малые предприятия не успели подготовиться. Те фермеры, которые нацелены на долгосрочную перспективу развития своего хозяйства и просчитывают свою рентабельность, как раз поддерживают инициативу и понимают – да, семена нужны соответствующего качества, да, за почвой нужно следить. Но переход должен быть более плавным. Ведь, например, чтобы полностью поменять семена в хозяйстве, требуется 3–5 лет! Фермеры не могут это сделать в одночасье. А из-­за введения новых требований они на два года «выпали» из господдержки. Хотя инициативу крестьяне приняли и семена начали применять в соответствии с требованиями. Думаю, уже в следующем сезоне фермеры смогут получать субсидии.


В целом потеря данного вида поддержки не стала ударом для хозяйств. Безусловно, это замедлило развитие, но никто из-­за отсутствия субсидий не закрылся. Вообще, тот факт, что «погектарку» распределили только на малые формы хозяйствования, – это уже большое достижение в законодательстве.

 

СТРАХОВАТЬ В ЛЮБЫХ УСЛОВИЯХ


- Этим летом часть хозяйств Новосибирской области пострадала от засухи. Как эта ситуация сказалась на финансовом состоянии селян?


- Основной «удар» приняли на себя южные районы, но списание небольшое – не более 5 % от всех площадей. С чем это связано? Изначально Минсельхоз объявил о том, что возмещать затраты будут только по застрахованным площадям, поэтому, естественно, незастрахованные фермеры приняли решение убрать хотя бы 3–5 ц/га и списывать поля не стали. Например, в Баганском и Карасукском районах таких полей, где получили по 3–5 центнеров, насчитывается более 50 %! Это, конечно, серьезный провал.


- С учетом этого меняется ли отношение фермеров к агрострахованию и помогло ли оно завершить сезон с наименьшими потерями?


- Отношение фермеров к агрострахованию изменится тогда, когда изменится само агрострахование. Сейчас среди членов нашей ассоциации застрахованных фермеров нет вообще. И это несмотря на то, что мы с марта начали вести активную работу с крестьянами – приглашать страховые компании, делать расчеты, разъяснять. Самое парадоксальное, что люди хотят страховаться! По тому же Карасукскому району еще в мае месяце ряд фермеров обратились в страховые компании, но им отказали в страховке. Хотя было еще не поздно и в других районах сделки одобрили бы без вопросов. Но по тем территориям, где уже были неутешительные прогнозы, страховщики не стали рисковать. В итоге фермерам агрострахование никак не помогло в этой печальной ситуации с засухой.


Система страхования в АПК требует глобальных перемен, она сейчас очень далека от того, что требуется фермерам. Нужны программы, учитывающие специфику конкретного вида производства, необходимо страхование потерь качества (работающее не только тогда, когда поле списали, а даже если урожай собран, но существенно снизилось качество продукции). И вообще, агрострахование должно быть, как ОСАГО, нет такого, что «хочу – страхую, хочу – нет». Если фермер отвечает установленным требованиям, компания обязана его застраховать.

 

ГРАНТ БЕЗ ВОЗВРАТА

- Каких еще изменений в законодательстве ждут фермеры и что из этого станет реальностью уже в ближайшем будущем?

- На эту тему можно написать отдельную статью. Остановлюсь на самых острых проблемах, которые требуют срочного разрешения. Например, ситуация с попаданием Новосибирской области в статус неблагополучного региона по ситуации с ящуром. Она показала несовершенство нашей ветеринарной системы в принципе. 31 июля Роспотребнадзор, основываясь на требованиях Международного эпизоотического бюро, внес решение о том, что Новосибирская область попадает в зону, из которой нельзя вывозить ни скот, ни мясо – только переработанную продукцию. Это серьезная проблема. Мы говорим о развитии экспорта, а сами оказались совершенно не готовы к требованиям мирового агропродовольственного рынка. Сейчас все будут продавать мясо на внутреннем рынке, и цены сильно упадут. От этого пострадают в первую очередь ЛПХ и КФХ.


Кроме того, фермеры ждут изменений в системе грантовой поддержки – в ней много несовершенств, что подтвердило большое количество возвратов в 2019–2020 году. Фермеров обязали вернуть деньги за невыполнение условий по грантам. Понятно, что никто из них умышленно не потратил госсредства на личные цели, просто, начиная предпринимательскую деятельность, всегда сталкиваешься с необходимостью скорректировать свои планы. Но у фермера есть жесткие требования по плану расходов: если заявился на конкретный трактор, будь добр купить именно его. А он, может, начал работать и понял, что сейчас другая единица техники важнее для производства. То есть грант становится ярмом, который фермер вынужден тянуть несколько лет.

 

- Если дать фермеру больше свободы в распоряжении грантовыми средствами, не повлечет ли это случаи злоупотреблений?


- Система должна быть более гибкой и учитывать изменения рынка, а не просто заставлять фермера соблюдать параметры, заложенные пять лет назад. Конечно, чтобы избежать злоупотреблений, в каждом конкретном случае решение необходимо принимать индивидуально и согласовывать его с Минсельхозом и прочими специалистами.


Важно и то, кому выдаются гранты. Чтобы изначально проект реализовывался без проблем, нужно правильно выбирать грантополучателя. Сейчас это конкурсный отбор по баллам – «сухая» таблица, которая, с одной стороны, позволяет убрать коррупционную составляющую, но с другой – не дает полного понимания о претенденте. Выиграть конкурс может случайный человек. Поэтому отбор заявителей должен сначала вестись в районе, с привлечением фермерского сообщества и местных властей, которые знают каждого агрария и видят, чье хозяйство перспективно для развития и какой ресурс на старте имеет претендент на грант. То есть какой-­то фильтр нужно поставить уже на этом этапе, а дальше работать по балльной системе.

 

- Думаете, можно в ближайшее время рассчитывать на эти изменения?


­ Полагаю, что да. Уже точно произойдут изменения в требованиях по налоговым долгам: сегодня любая задолженность (даже в несколько копеек!) не дает возможности претенденту участвовать в конкурсе. И в текущем году ряд заявок от достойных хозяйств из­-за этого не были допущены к рассмотрению. Изменения в федеральном законе избавят от этого абсурда. Если говорить о региональном уровне, здесь мы очень ждем изменений по гранту «Семейная ферма». В этом году почти невозможно было получить грант на строительство фермы. Фермеры пишут бизнес-­план на что угодно – животных, технику, но только не на строительство, потому что оно требует наличия проектно-­сметного расчета, а эта процедура довольно затратная – около 400 тыс. рублей. Грантовик, не зная, выиграет он или нет, делать такие вложения не готов. Тем более сами требования к ПСД нечеткие. В других регионах эта проблема решена, у нас – нет.

 

ЗАЩИТА ОТ ЧЕЛОВЕКА


- Если говорить о потребностях не начинающих, а уже состоявшихся фермеров, что их беспокоит сегодня?


- Фермеру нужна возможность строить жилье на той земле, где он работает. Этот вопрос рассматривается уже давно и все никак не решится. Крестьяне зачастую живут и трудятся в одном месте, а прописаны в другом – потому что построить дом и получить регистрацию на сельхозугодьях нельзя.


Еще одна глобальная общероссийская проблема – оперативное изъятие неиспользуемых сельхозземель и перераспределение их между теми, кто хочет на них работать. Пустующих угодий много, но фермеры не могут их взять в оборот – зачастую невозможно установить, кому эта земля принадлежит, или возникают другие проволочки.


Следующий камень преткновения – это проверки. Они могут убить малый бизнес полностью, если у фермера уборка, а ему назначается проверка и нужно собирать кучу документов для инспекций, банков и прочих контролирующих органов. То есть проверки в сфере АПК тоже надо как-то регулировать, и уж точно в разгар полевого сезона их быть не должно.


И еще одна инициатива, с которой мы постоянно выступаем, – это защита полей от главного вредителя – человека. Уже стало обычным делом, когда селяне прокладывают дороги по полям, воруют продукцию, делают фотосессии в полях. Для большого предприятия это, возможно, неощутимые потери, но для мелкого фермера убытки существенные. У нас в менталитете людей не заложено понимание, что поле – это чья-­то собственность. Нужно менять культуру и поведение людей с помощью не только разъяснительных мер, но и конкретных штрафов.

 

ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН


- Государство заинтересовано в том, чтобы личные подсобные хозяйства переходили в статус КФХ. Есть какой­-то прогресс в этом направлении?


- Да, за последние два года, после запуска грантов «Агростартап», мы увидели движение. В этой программе есть условие, что селянин должен зарегистрировать КФХ только после того, как получит средства господдержки. И это очень многих мотивирует. Конечно, хотелось бы, чтобы темпы были выше. Мы в Ассоциации помогаем крестьянам стать предпринимателями, сопровождаем их в процессе регистрации и оформления необходимых документов.

 

- Как фермеры участвуют в наращивании объемов экспорта из Новосибирска? Есть ли какие-­то достижения? Может, какая-­то необычная продукция поставляется за рубеж?


- Да, у нас есть фермеры, которые давно выращивают и поставляют органическую продукцию в страны Европы. Но это единичные успешные истории. Экспорт станет доступен для фермеров, когда они объединятся. И это основная задача, которую мы сейчас перед Ассоциацией ставим. В планах – создание кооператива. Мы уже сейчас формируем крупные партии определенной продукции на реализацию, объединяем фермеров для каких­-то совместных закупок или продаж. Только в этом случае можно говорить о массовом развитии экспорта для КФХ. Объединение – тот путь, который приведет к успеху.

    

 

Журнал «Сельская Сибирь» № 5(19) 2020

Читайте также

Новостная рассылка

Каждую неделю только самые важные и интересные новости