Остались вопросы

Молочный рынок в 2024 году: большого роста не будет


Людмила Маницкая, директор Молочного союза России

  

Потребление молочной продукции в последний год заметно снизилось. Причиной стало сокращение доходов населения при повышении цен на товары. Рост объемов производства сдерживают экспортные ограничения и другие экономические факторы. В ближайшем будущем эту тенденцию переломить вряд ли удастся.

 

 

Что ограничивает переработку

 

- В последнее время снизилось потребление основных видов молочной продукции, и вслед за этим началось снижение в производстве творога, кисломолочной продукции (в том числе йогуртов, кефира), мороженого. Рост мы видели лишь по группам молокоемкой, хранимой продукции: сливочное масло, сыры, сухое молоко.

 

В 2024 году производство молочной продукции будет зависеть главным образом от показателей сырьевой базы, объемов производства молока-сырья. Далеко не все молоко (из произведенных ориентировочно 33 млн. т) пойдет в промышленность, реально на переработку поступит около 22 млн т.

 

Объективно объем переработки молока вряд ли сильно вырастет: производство молока, казалось бы, растет, но при этом снижается поголовье животных. Это наша больная тема: общее поголовье КРС каждый год сокращается на 200–300 тыс. голов, дойное стадо – на 100 тыс. голов.

 

Спад преодолеть никак не удается. Это наша беда, это системная проблема, она имеет много глубинных причин. Декларируемый рост продуктивности животных ставит вопросы к методике и исходным данным для расчета этого показателя в животноводстве: валовое производство молока в отношении к численности поголовья не дает официально заявляемых значений продуктивности, а сильно от них отстает. Предстоящее маркирование продуктивных животных, о котором пойдет речь ниже, должно наконец дать достоверную первичную информацию, чего у нас, по большому счету, никогда не было.

Таким образом, существенного роста производства молочной продукции мы не прогнозируем.

 

С другой стороны, производство продукции ограничено возможностью ее реализации, платежеспособностью спроса, доходами населения, ценовой политикой торговых сетей, то есть рыночными экономическими факторами, которые также, в числе прочих, будут влиять на работу предприятий отрасли в следующем году.

 

Проблемы экспорта и импорта

 

У экспорта продукции АПК есть общие проблемы: в связи с известными событиями оказались вынужденно прерваны старые торговые связи, закрылся или осложнился целый ряд направлений экспорта.

 

Сейчас мы знаем, что наши переработчики молока ведут интенсивный поиск новых партнеров на зарубежных рынках. Можно сказать, что они рассылают свои бизнес-миссии по всем дружественным и нейтральным странам, чтобы наладить торговые отношения и выстроить новые каналы сбыта. На это, конечно, нужны время и усилия. Мы надеемся, что скоро эти усилия дадут результат: активизацию и рост объемов поставок за рубеж.

 

Здесь обязательно необходимы меры государственной поддержки – политические и монетарные. Но в молочном экспорте есть своя специфика.

 

Экспортно-импортный внешнеторговый баланс смещен в сторону импорта, экспорт не так велик, как хотелось бы.

 

Если импорт молока и молочной продукции порядка 800–900 тыс., до 1 млн тонн, то экспорт – от 150 до 200 тыс. тонн, то есть зазор между импортом и экспортом у нас 5–6-кратный.

 

Молочный экспорт локализован в основном в странах ближнего зарубежья, это бывшие союзные республики. Основной потребитель – Казахстан (примерно половина всего молочного экспорта). Из дальнего зарубежья заметен только Китай, от 2 до 5 % в разные годы, остальные страны – незначительны.

 

Как мы знаем, общий молочный экспорт в 2022 г., к сожалению, расти перестал, как это было 2–3 года назад, несмотря на подъем по отдельным группам, и в 2023-м снижение продолжается.

 

Среди причин затруднения экспорта можно отметить:

 

1.         Увеличение стоимости фрахта и портовых сборов, причем в разы.

2.         Изменения валютных курсов.

3.         Отсутствие альтернативных логистических операторов по многим направлениям, в том числе, например, в Западной Африке.

 

Можно предложить для решения этих проблем запустить национальную систему морских перевозок или программу поддержки частным компаниям по развитию морских перевозок.

 

Также запущен сервис РЭЦ по оформлению ветсертификатов на вывоз «Мой экспорт» в режиме «одного окна». Но там тоже есть проблемы, пока система не отрегулирована.

 

Кроме того, мы ждем, что с 1 января 2024 г. для экспортеров станет доступна 100%-ная компенсация затрат на транспортировку приоритетной молочной продукции на экспорт (Постановление Правительства от 01.08.2023 г. № 1252).

 

С 1 октября 2023 г. введены гибкие экспортные пошлины, но для молочной продукции сделано исключение – они не распространяются на всю «молочку», сухие смеси для детского питания, мороженое и КСБ (концентрат сывороточных белков).

 

Суммируя, надеюсь, что решение описанных проблем в сочетании с мерами государственной поддержки даст импульс к активизации экспорта и его росту.  

 

Что касается импорта, он в целом снижается последние три года практически по всем товарным группам. Разрыв между импортом и экспортом также сокращается, но достаточно медленно, и зазор между ввозом и вывозом по-прежнему велик (6 и более раз). Больше всего мы завозим сыра, молока и сливок, сливочного масла, творога. Основной поставщик – Беларусь. Больше 90 % молочного импорта в Россию приходит оттуда, в 2023 году – 93 %, по некоторым товарным группам и больше (99 %), а, скажем, весь импортный творог 100 % у нас белорусский. Доля белорусского импорта в 2023 растет по всем видам продукции.

 

Остальные страны большой погоды не делают (из ближнего зарубежья – Казахстан с 2,5 %, из дальнего зарубежья заметна Аргентина с 2,2 %, менее 1 % – Сербия и Уругвай).

 

Полагаем, что в целом такая картина в ближайшем будущем радикальных изменений не претерпит.

 

Важные для отрасли законы

 

В наступающем году важные законодательные новации и их реализация на практике затронут как производство, так и переработку молока.

 

Так, в животноводстве с 1 марта 2024 года начинается учет и маркирование продуктивных животных в сельском хозяйстве. Это продолжение курса на цифровизацию в нашем АПК. Функции по маркированию и учету животных возложены на Россельхознадзор.

 

Таким образом, мы надеемся, будет прозрачна практически вся цепочка, которая составляет комплекс продовольственной безопасности. В любом случае управление должно начинаться с учета: прежде чем управлять объектами, нужно сначала знать, сколько их и какие они! И уже тогда можно эффективно выстраивать контроль и ответственность, подходить к управлению, решать проблемы.

 

Кроме того, с 1 марта 2023 г. вступил в силу закон о побочных продуктах животноводства. Сегодня продолжают обсуждаться вопросы вокруг его применения на практике. Вопросы пока остаются, особенно в регионах, где до конца не все понимают, как с новым законом обращаться. Причем не только хозяйства и фермеры, но и региональные ведомства. Но закон есть, и при правильном применении он должен устранить или снизить административные барьеры в нашем сельском хозяйстве.

 

Переходя в сферу переработки молока, остановлюсь на следующих важных законодательных аспектах.

 

Во-первых, с 1 сентября 2023 г. вступили в силу новые ветправила оформления ветеринарных сопроводительных документов в системе «Меркурий». С нового года будут блокироваться транзакции с нарушением жирового баланса. Оформить транзакцию с существенным нарушением жирового баланса будет технически и физически невозможно. Обязательное указание массовой доли жира и белка в молочной продукции – действенный рычаг борьбы с фальсификатом на молочном рынке.

 

Во-вторых, как уже говорилось, с 1 января 2024 г. для экспортеров будет доступна 100%-ная компенсация затрат на транспортировку приоритетной молочной продукции на экспорт.

 

И самое, на мой взгляд, главное – компенсация затрат на оборудование для цифровой маркировки молочной продукции. Это так называемые «капексы», то есть возмещение части прямых понесенных затрат на оборудование для маркировки. К большому сожалению, данная мера государственной поддержки переработчиков молока оказалась доступна далеко не всем, а лишь успевшим принять участие в отборе в крайне ограниченные сроки, установленные Минсельхозом РФ.

 

Считаю, что важнейшие меры государственной поддержки для помощи предприятиям в реализации проекта государственного цифрового контроля должны быть доступны всем участникам, без отборов и конкурсов, без ограничений по срокам подачи заявок.

 

Молочный союз России обратился в Правительство России с просьбой об организации второй очереди приема заявок на частичную компенсацию затрат на оборудование для маркировки.

 

 

 

Все материалы рубрики «Сельское хозяйство»



02.01.2024

Читайте также

Предложить
новость
Если вы стали свидетелем или
участником интересных событий
Предложить
Подписка на
рассылку новостей
Каждую неделю только самые
важные и интересные новости
Подписаться
Подписка
на журнал
Оформите подписку на
новые выпуски журналов
Оформить
Новостная рассылка
Каждую неделю только самые важные и интересные новости
к