Остались вопросы

Кипр: когда ждать энергетического рывка?

В последние годы кипрская энергетика находится на волне душевного подъема. Это объяснимо: крошечная островная страна совершила несколько открытий огромных залежей природного газа объемами в триллионы кубических футов. Однако дело застопорилось и из душевного подъема в экономический не перешло.


Последние открытия газовых месторождений на Кипре случились весьма вовремя для Европы, которая находится в процессе реформирования своей энергетической логистики. И тут такой подарок. Очередное открытие, совершенное меньше года назад, обнаружило природный газ объемом до 3 триллионов кубических футов, как сообщили Eni и TotalEnergies. Это около 72 миллиардов кубометров. До этого в августе 2022 года было совершено другое открытие около 2.5 трлн кубических футов. И это не первые и скорее всего не последние обнаружения. Кстати, первое было сделано тоже не так давно, в 2011 году, а всего их было пять. Напомним, что ежегодное потребление всего Евросоюза оценивается почти в 400 миллиардов кубометров.


Конечно, газовые находки Кипра не могли остаться без внимания соседей. Которые сразу же стали оспаривать право киприотов на эти «сокровища». В первую очередь речь о Турции, которая находится в сложных отношениях с Кипром с 1974 года. Анкара считает, что любой газ, обнаруженный на шельфе Кипра, должен быть разделен между международно признанным правительством киприотов-греков на юге и контролируемым Турцией севером (ТРСК). Турецкие военные корабли уже не раз преследовали буровые суда, работающие в кипрских водах, всячески им препятствуя. Однако официальным представителем всего острова является международно признанное киприотско-греческое правительство, которому пока все претензии удается отбивать.


Внутреннее потребление у киприотов совсем не большое, так что экспортный потенциал Кипра в плане газа довольно неплохой, однако использовать его в полной мере он пока не может. Возможно, что-то изменится к середине 2024 года, когда местные власти планируют все-таки внедрить газ в энергоструктуру, но верится в это с трудом. Все из-за комплекса технических и политических проблем. Геология открытий тоже довольно сложная и требует значительных вложений.


Так что со времен открытия «Афродиты» в 2011 году с невероятными 4,5 трлн кубическими футами воз никуда не сдвинулся. Местоположение «Афродиты» также еще больше усложняет ситуацию. Он расположен на глубине 1700 метров, что увеличивает потенциальные затраты на разработку. К тому же часть месторождения, около 10%, находится в израильских водах, этот вопрос тоже требует решения и утверждения механизмов компенсации. Очевидно, Израилю сейчас не до споров с Кипром, что может отложить дискуссии по энергетике на неопределенный срок. О заморозке переговоров уже намекнул министр энергетики Кипра Гиоргос Папанастасиу.


А пока у Кипра не получается совершить газовый рывок, он вполне может совершить рывок в плане возобновляемых источников энергии. По плану – достичь доли ВИЭ в 30% к 2030 году, но эксперты считают, что Кипр способен перевыполнить этот план и «сдать» его с опережением графика.


Еще в 2019 году доля ВИЭ в национальной энергосистеме составляла менее 10%, но уже в 2021 году цифра выросла до более 18% за счет массового внедрения в быт островитян фотоэлектрических панелей. Не без помощи государства, конечно, которое поддерживает это как финансово, так и юридически. Был даже создан комплексный цифровой центр для оптимизации процесса лицензирования проектов в области возобновляемых источников энергии.


Инвестиций много не бывает, так что Кипр очень на них надеется. И они постепенно поступают, например, через Соглашение о партнерстве с Евросоюзом, благодаря которому европейцы инвестируют в Кипр 1 миллиард евро до 2027 года. Но киприоты хотят еще, чтобы не только достичь климатических целей, но и экспортировать энергию в другие страны. Поскольку Кипру уже есть что показать в плане энергетических достижений, то и новых инвестиций островитянам долго ждать вряд ли придется.


Руководитель Экспертного совета, директор ИРТТЭК Сергей Воробьев отмечает, что перспективы инвестиций в трубопроводные газовые проекты на сегодня менее радужны, чем инвестиции в СПГ. История с «Северным потоком», недавнее происшествие с повреждением газовой трубы на дне Балтийского моря, израильско-палестинский конфликт рядом с проектами по добыче газа в Израиле − все эти ситуации ставят перед инвесторами вопрос: кто несет риски поставок газа? В случае трубы риски несут субъекты на обоих ее концах. В случае СПГ − только отправитель, так как потребитель может купить СПГ у другого поставщика на открытом рынке. По прогнозам, экспорт трубопроводного газа из России в 2023 году может снизиться в 1,5 раза, до 80 млрд куб. м. Но к 2026 году только Катар увеличит поставки СПГ примерно на 68 млрд куб. м. в год. На подходе африканские проекты СПГ. После нападения ХАМАС Израиль из воображений безопасности 9 октября приказал закрыть ключевое газовое месторождение Тамар. Кипрская «Афродита» недостаточно далеко от израильского берега, чтобы считаться абсолютно безопасным местом для инвестиций.

 

Материал подготовлен Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)



Все материалы рубрики «Нефть и Газ»



30.10.2023

Читайте также

Предложить
новость
Если вы стали свидетелем или
участником интересных событий
Предложить
Подписка на
рассылку новостей
Каждую неделю только самые
важные и интересные новости
Подписаться
Подписка
на журнал
Оформите подписку на
новые выпуски журналов
Оформить
Новостная рассылка
Каждую неделю только самые важные и интересные новости
к