Как на омский кооператив «дело шьют»

Грант призван дать фермеру новые возможности, но иногда становится началом больших проблем. Калачинские предприниматели Денис Ганин и Игорь Варапаев хотели развивать овощеводство в регионе, а стали фигурантами уголовного дела.

Нет документов – нет проблем

В конце октября на сайте регионального Следкома появилась новость, которая тут же разошлась по городским СМИ: в Омске завершено расследование уголовного дела о хищении 47 млн рублей. По данным следствия, в 2017–2018 гг. предприниматели Денис Ганин и Игорь Варапаев фиктивно создали СПСК «Куликовский агросоюз», получили грант для приобретения техники и оборудования, предоставив подложные документы, а средства потратили на личные нужды. Теперь обвиняемым грозит до 10 лет лишения свободы, а деятельность кооператива парализована.


Все то время, пока велось следствие, калачинские фермеры отчаянно пытались отстоять свое доброе имя, но оказалось, что доказать невиновность гораздо сложнее, чем вину…



«На всех допросах звучал только один вопрос – где деньги? Мы объясняли, что деньги поступили контрагентам по поставке оборудования, а нам в ответ: «Ваши договоры фиктивные!», – рассказывает исполнительный директор Куликовского агросоюза Денис Ганин.





 Ситуацию осложняло то, что у кооператива изъяли документы, компьютеры и телефоны в качестве вещественных доказательств. Снять копии с цифровых носителей не разрешили, объяснив, что они отправлены на экспертизу. А договоры с поставщиками и вовсе странным образом исчезли. «Я подал соответствующее ходатайство, чтобы мне вернули договоры, и получил ответ, что они признаны вещественными доказательствами. Тогда я подал другое ходатайство — о снятии копий с наших договоров с поставщиками оборудования, с их адресами и контактами, но, получил убийственный ответ, что такие документы у нас не изымались! Доказать обратное очень сложно, ведь во время обыска составлялась опись только того, сколько листов изъято, — без указания конкретных документов. А потом очень легко заменить одни бумаги на другие», – рассказывает Денис Ганин.

Стереть из памяти

Съездить в командировку для личной встречи с поставщиками, даже «под конвоем», обвиняемым не позволили. Оставалась надежда на цифровые носители. По словам руководителя кооператива, на его смартфоне были контакты поставщиков и переписка с ними, фотографии оборудования, данные о перечислении средств – все то, что подтверждало реальную работу кооператива. Однако, когда гаджет вернулся после экспертизы, оказалось, что в нем обнаружено всего несколько контактов и никакой полезной информации. Денис Ганин обратился с требованием провести повторную экспертизу, которая помогла бы определить, когда и какие файлы были удалены из памяти смартфона, но получил отказ. Однако был еще рабочий компьютер, и Ганин просит о возможности снять с него данные.


«К устройству меня, конечно, в Следкоме не подпустили, я принес флешку с паролями и дал ее их эксперту. Но войти в систему не удавалось. Смотрю – а там даже рабочий стол не мой, учетная запись чужая! – рассказывает предприниматель. – По внешнему виду гаджет тоже отличался от изъятого у меня: клавиатура другого цвета, не было некоторых usb-портов (уже дома я нашел от него коробку и убедился, что серийные номера не совпадают). Это объясняло, почему не подходят логин и пароль. Но когда я высказал свои сомнения, произошло короткое замыкание, и компьютер неожиданно потух прямо в кабинете следователя».


Позже, как рассказывает Денис Ганин, компьютер все-таки вскрыли и жесткий диск достали. Но, так же как и смартфон, он оказался практически пуст. 



Вы представляете рабочий компьютер, на котором заполнено всего 6 мегабайтов? Все было почищено, и более того, когда мне дали снять копию с этих материалов и я открыл их – я увидел там фото с моих мессенджеров с такими длинными названиями… Видимо, их хаотично накидали туда с моего телефона, чтобы доказать принадлежность компьютера мне. Это было уже полным издевательством!



 «Лопатой будешь копать!»

После этого случая куликовцы направили в СК требование о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации вещественных доказательств и незаконного привлечения к уголовной ответственности. Однако оно было рассмотрено не как сообщение о преступлении, а только как жалоба, отмечает Ганин. Все обращения в Москву перенаправлялись обратно в Омск, а ответы писали сотрудники на местах.


«Поначалу мы еще думали, что нас случайно взяли в оборот и скоро истина будет установлена, но потом поняли, что у наших правоохранителей другие цели», – говорит председатель наблюдательного совета СПСК «Куликовский агросоюз» Игорь Варапаев. По его словам, в дело «подшиваются» те показания, которые выгодны следствию, опрашиваются посторонние люди. В итоге свидетели путаются в фамилиях и датах или неоднократно меняют свои показания в ходе следствия, как это было с одним из поставщиков оборудования – тем самым, которого, как говорят обвиняемые, удалось «сломать».


Или такой пример: во время обыска у Ганина были обнаружены и изъяты деньги его сына Егора. «Найденная сумма принадлежала сыну и его компаньонам по бизнесу – они с друзьями занимались разведением птицы. Сын принес расписку, в которой указал эту информацию, но судье эти бумаги почему-то не были представлены: в итоге она принимает решение, что деньги являются вещественным доказательством и их нужно арестовать. Егор был вынужден закрыть свое дело, и вместе с ним пострадали еще несколько человек», – рассказывает Денис Ганин.


Постоянное давление, проверки и допросы сильно мешали работе, а в апреле 2020 года куликовцам был нанесен настоящий удар. Во время очередного обыска у Дениса Кобзева (инициатора создания кооператива) изъяли документы на всю сельхозтехнику – свидетельства, страховки и т. д. И это перед самым началом полевых работ! «На вопрос Кобзева, как ему проводить посевную, представитель УФСБ дословно ответил: «Лопатой будешь копать!» – рассказывает исполнительный директор кооператива. Пришлось всю весну работать на арендованной технике, пока своя простаивала. Как итог – 3 миллиона рублей лишних затрат и затянувшиеся на месяц сроки посевной (ведь найти в деревне в разгар страды свободную технику не так-то просто).

Сочинение в 20 томах

Когда следствие завершилось, обвиняемым, наконец, разрешили ознакомиться с материалами дела. Однако, по словам куликовцев, было сделано все, чтобы помешать им внимательно изучить документы. «Нам предоставили срок на ознакомление именно в тот момент, когда началась уборочная. Я обратился к следователю с просьбой отложить эту процедуру, так как я с утра до ночи в поле. Мое ходатайство было удовлетворено, и я спокойно продолжил работать.


Фактически следователь вводила нас в заблуждение. Дело не было сформировано полностью. И как только она его сформировала, сразу подала в суд об ограничении сроков ознакомления — за то, что мы якобы затягиваем дело! Суд незаконно и бездоказательно ограничил нас в сроках, и ознакомиться с материалами, как положено, мы не успели», – говорит Денис Ганин.


Другой момент, который вызвал недоумение, – то, в каком виде были предоставлены материалы для ознакомления. «По законодательству все тома дела должны быть сшиты и пронумерованы должным образом. Когда мы пришли, нам дали бумаги в папках-скоросшивателях: туда легко можно добавить файлы или удалить какие-то при желании», – отмечает Игорь Варапаев. Но главное – в томах дела не оказалось документов, которые свидетельствуют о реальной деятельности кооператива.



«Договоры с поставщиками, кадры, бухгалтерия – все эти важные документы были просто проигнорированы! Зато было полно макулатуры, не имеющей отношения к делу: незаверенные копии, банковские выписки, даже расходный ордер № 354 на поставку элитной бычьей спермы! То есть налицо полная фальсификация документов. Понятно же, что ни один судья не будет просматривать скрупулезно каждый лист! И адвокаты говорят в один голос, что из 21 тома фактически к делу относятся 3–5 томов с натяжкой», – подчеркивает председатель наблюдательного совета СПСК «Куликовский агросоюз».




 По его словам, ни один из четырех защитников не видит в их деле состава преступления. «Нет предмета похищенного и срока похищения, поскольку грант еще находится в стадии исполнения (бизнес-план рассчитан до 2023 года). Нас обвиняют, что мы присвоили бюджетные средства и истратили в личных целях путем обмана в течение двух лет – а как и каким способом?.. Это как убийство без трупа и без орудия преступления. В течение года следствие создавало вид бурной деятельности, а по итогу – доказательной базы нет!» – говорит Игорь Варапаев.

Работа вопреки

Сейчас обвиняемые ждут суда и надеются, что он будет справедливым.


Все это время куликовцы продолжали работу от имени другого юрлица, хотя и пришлось сбавить обороты. Если в Омском районе посевная прошла более или менее благополучно, то в Калачинске этой весной удалось засадить только 20 из 120 га земли – не хватило денег на семенной материал, и просто не успели из-за проблем с техникой. Чтобы купить семена, удобрения и ГСМ, пришлось продать комбайн, а Денису Ганину и личный автомобиль.


«Несмотря на то, что нам весь год вставляли палки в колеса, мы все равно остались в плюсе – за счет хорошей цены на картофель», – подытоживает Ганин. – Но самое страшное, что нам испортили репутацию. Работники уволились, члены кооператива покинули организацию, многих просто запугали. К тому же из-за приостановки деятельности кооператива мы не смогли выполнить свои обязательства перед селянами – купить их картофель, как обещали. Теперь, даже если суд нас оправдает, всю работу придется начинать с нуля».


Пока же куликовцы рук не опускают и от своих планов не отказываются: надеются и новое овощехранилище построить, и крахмальную установку запустить, и, конечно, наращивать объемы производства и закупа. Спрос на омский картофель сегодня очень высок, главное – чтобы дали возможность заниматься делом. А не только спешили его заводить.



Журнал "Сельская Сибирь" №6 (20) 2020


22.12.2020

Читайте также

Новостная рассылка

Каждую неделю только самые важные и интересные новости