Заказать звонок

НЕФТЬ ДЛЯ ПОБЕДЫ

В этом году россияне празднуют 75­-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, вспоминая героический подвиг фронтовиков и тружеников тыла. Огромный вклад в разгром фашизма внесли и советские нефтяники. Без топлива невозможно было бы противостоять технически оснащенной немецкой армии, поэтому с первых дней войны приходилось решать две главные задачи – как не подпустить врага к промыслам и при этом обеспечить горючим собственные танки, флот и авиацию.


В СССР за нефтью


В XX веке роль нефти как традиционного сырья для горючего резко возросла. «Воевать без нефти нельзя, а кто имеет преимущество в деле нефти, тот имеет шансы на победу в грядущей войне», – отмечал Иосиф Сталин еще в декабре 1927 года. В январе 1941-­го, выступая на заседании Главного Военного совета, он выскажет похожую мысль: «Современная война будет войной моторов: моторы на земле, моторы в воздухе, моторы на воде и под водой. В этих условиях победит тот, у кого будет больше моторов». Ключевую роль на фронтах Второй мировой войны играли танки, авиация и флот, которые не могли работать без топлива. История подтвердила, что именно обеспеченность армий горючим во многом определяет исход борьбы.


Это понимал и Гитлер, расценивая захват СССР как открытие доступа к горючему. Министр вооружений и военной промышленности Третьего рейха Альберт Шпеер вспоминал: «Мы вторглись в Россию из­-за нефти».


Накануне Второй мировой войны добыча нефти в Германии составляла всего 550 тыс. тонн, что не покрывало даже 10% собственных потребностей страны. Львиная доля сырья была привозной, причем 80% импортировалось «из­-за океана». С началом войны рассчитывать на эти поставки уже не приходилось. Румыния, заключившая нефтяной пакт с Берлином, не справлялась с растущими задачами. Исправить ситуацию могло вторжение в Советский Союз – в то время вторую в мире и первую на евразийском континенте нефтяную державу с ежегодной добычей свыше 31 млн. тонн.


NGS2(39)vn_39_2.jpg 

 

Роковое решение фюрера


22 июня 1941 года Германия напала на СССР. В августе немецкие генералы в один голос уверяли, что нужно идти на Москву, которая является важнейшим центром путей сообщения и связи, политическим и промышленным сердцем страны. Однако Гитлер решил иначе. «Мои генералы ничего не понимают в военной экономике», – впервые произнес свою знаменитую фразу фюрер, требуя нанести главный удар в южном направлении. Он рассчитывал прорваться к основным источникам нефти и «отрезать» доступ к ней советским войскам. «Наиболее важным перед наступлением зимы является не взять Москву, а захватить Крым и промышленный угледобывающий район на реке Донец, а также не допустить поставок нефти для российской армии из кавказского региона», – говорилось в его директиве от 21 августа.


По мнению немецких военачальников, переброс основных усилий армии на юг стал «роковым решением», сорвавшим план «молниеносного» завоевания СССР. Позднее Гитлер все же передумал и решил ударить по Москве, но время было упущено. Немцы подступили к советской столице лишь в середине осени 1941 года и встретили на своем пути жесточайшее сопротивление. Это было первое поражение Германии с начала Второй мировой войны и первая стратегическая победа советских войск над вермахтом, которая превратила быстротечную войну в затяжную.

 

NGS2(39)vn_38_1.jpg


Ни капли нефти врагу!


Поражение под Москвой усугубило проблему обеспечения вермахта нефтепродуктами. Поэтому главной целью Гитлера в 1942 году стал Кавказ. Захват главных нефтеносных районов СССР должен был решить топливные проблемы Германии и стать гарантом будущей победы. Немецкое командование стало готовиться к новой наступательной операции под кодовым названием «Блау», носившей характер «похода за нефтью». О том, насколько важны были для фюрера кавказские месторождения, свидетельствует его заявление, что если он не получит «нефть Майкопа и Грозного, то должен будет покончить с этой войной».


Соответственно, перед советским руководством стояла задача – ни одной капли нефти врагу! Заместитель наркома нефтяной промышленности Николай Байбаков вспоминал, как в один из жарких июльских дней был вызван в Кремль. Пожав ему руку, Сталин спокойным и вполне будничным голосом сообщил, что Гитлер рвется на Кавказ за российской нефтью и нужно сделать все, чтобы она ему не досталась. Затем Верховный главнокомандующий добавил уже чуть жестче: «Имейте в виду, если вы оставите немцам хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец их так и не захватит и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем».

NGS2(39)vn_40_1.jpg

В кратчайшие сроки был разработан план мероприятий по уничтожению промыслов. Уже под огнем противника ликвидировали нефтеперекачивающие и компрессорные станции, скважины, электростанции. Готовились вывести из строя и объекты в Баку. К счастью, страшный план уничтожения крупнейшего в стране промысла не был реализован. Немцы так и не смогли прорваться к нефтяному центру СССР. Тогда гитлеровская армия попыталось хотя бы отрезать центральные районы страны от бакинской нефти. Главный удар был перенесен на Сталинград, где развернулась самая знаменитая битва Второй мировой, положившая начало коренному перелому в войне.

 

«Великое переселение»

Угроза прорыва немецко-­фашистких войск к нефтяным «кормилицам» СССР поставила вопрос об их оперативной эвакуации. 30 июля 1941 года вышло постановление «О развитии добычи и переработки нефти в восточных районах СССР и Туркмении»; 28 октября 1941 г. – «Об эвакуации «Майкопнефти» и «Грознефти» в Башкирскую АССР»; 22 сентября 1942 г. – «О мероприятиях по всемерному форсированию увеличения добычи нефти в Казахстаннефтекомбинате, Пермьнефте­комбинате и в трестах «Бугурусланнефть», «Сызраньнефть», «Ишимбайнефть», «Туймазанефть», «Туркменнефть». Так началось формирование нового мощного центра добычи и переработки нефти в Волго­Уральском регионе (Башкирии, Куйбышевской и Молотовской (Пермской) областях, Средней Азии и Казахстане).


А первым шагом стало перебазирование на восток в период с августа по октябрь 1942 года бакинских контор бурения, нефтеразведочных и нефтестроительных трестов, трубных баз со всеми работниками и оборудованием. Азербайджан «передал» в район «Второго Баку» не только 40% своего оборудования, но также известных мастеров бурения и добычи, инженерно-­технический состав и руководителей.

NGS2(39)vn_39_5.jpg

Николай Байбаков писал в своей книге «Дело жизни»: «Прошло много лет, и сейчас сами участники перебазирования удивляются, как организованно, в сжатые сроки удалось осуществить это «великое переселение» с минимальными потерями в технике и людях и прямо «с колес» начать бурение на новых площадях».


В считанные месяцы в восточные регионы страны эвакуировали 2500 предприятий с 12 млн. сотрудников. В Ишимбай был направлен НПЗ им. Сталина, в Стерлитамак – бакинский завод нефтяного машиностроения «Красный пролетарий», в Молотов – завод им. Мясникова, в Сарапул – завод им. Дзержинского. Осенью 1941 года в Поволжье перебросили трест «Азнефтеразведка». В Уфу временно переехали Наркомат нефтяной промышленности и Московский нефтяной институт имени И. М. Губкина. В 1941 году в Куйбышевскую область были эвакуированы Херсонский и Одесский крекинг­заводы. В 1942-­м введен в строй Сызранский НПЗ, начал работу Куйбышевский НПЗ, а к концу года построили НПЗ в Комсомольске­-на-­Амуре и завод смазочных масел в Уфе. К середине 1942 года свыше 1200 крупных предприятий, переброшенных с запада, наладили производство в эвакуации. Добыча нефти в восточных районах резко возросла.


NGS2(39)vn_39_3.jpg


Огромный вклад в развитие нефтяной промышленности военных лет внесли буровики. За 1941 – 1945 гг. они пробурили 1374 разведочные скважины, в основном в районах «Второго Баку», что позволило открыть 34 нефтяных и газовых месторождения, из них 21 – на востоке. Таким образом, были заложены основы новой сырьевой базы страны между Волгой и Уралом.


Как отмечал в своей книге английский публицист Александр Верт, «эвакуацию промышленности во второй половине 1941­-го и начале 1942 г. и ее «расселение» на востоке следует отнести к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны».

 

«Артерия жизни»


Героической страницей в истории Великой Отечественной войны стала 900­дневная блокада Ленинграда. Немцам так и не удалось взять город, но его защитники и жители заплатили страшную цену – 632 тысячи погибших. Однако жертв могло быть еще больше, если бы не уникальный объект, построенный в условиях сверхсекретности.


С Большой земли горючее в Ленинград доставляли по Ладожскому озеру в железных бочках. Но немцы охотились за баржами с воздуха и топили почти весь груз. Шоферы смешивали бензин с маслом, чтобы хоть как­то заставить машины работать, нечем было заправлять танки. Зимой положение спасала «Дорога жизни» по замерзшей Ладоге, но было ясно, что с наступлением весны лед растает и подвоз прекратится. Требовалось кардинальное решение вопроса, и им стала «Артерия жизни» – так ленинградцы назвали трубопровод длиной 30 километров, проложенный по дну Ладожского озера за рекордные полтора месяца. На тот момент никто в мире еще не строил трубопроводы под водой. Задача казалась фантастической, однако задумка удалась.


NGS2(39)vn_41_2.jpg


Работы на озерном участке начались 31 мая 1942 года, а уже к 14 июня были завершены. Всего за 43 дня люди совершили почти невозможное: в авральном режиме, под постоянными обстрелами врага, сварили 5800 стыков, смонтировали 2100 кубометров емкостей, проложили 27 км труб по дну озера (на глубине от 1 до 13 м) и 8 км на берегу, построили головную насосную станцию на мысе Кареджа и наливную станцию в Борисовой Гриве, протянули новые железнодорожные ветки.


В общей сложности за 20 месяцев, в течение которых действовал ладожский трубопровод, по нему было передано 40 тысяч тонн горючего. Подводная магистраль помогла поддержать работу городских служб и обеспечить топливом Ленинградский фронт. Немцы так и не узнали о спасительной «нитке» и не смогли ее уничтожить.


 NGS2(39)vn_40_2.jpg


Топливный крах Германии


Боевые действия увеличивали потребление горюче-­смазочных материалов – если в 1943 году оно выросло на 43% по сравнению с мирным временем, то к 1945­-му – уже на 73% из-­за роста количества военной техники и масштабов наступлений.


У советских нефтяников был свой «фронт», на котором они сражались под лозунгом: «Каждая тона нефти – это наш залп по Гитлеру!». Люди работали сутками, в условиях недоедания и недосыпа. Каждому приходилось работать за троих, совмещать несколько профессий. Мужчин, ушедших на фронт, на промыслах заменили их жены, которые выполняли даже буровые работы. Те, кто не отличался физической силой, шли в бригады по добыче нефти, на тракторные базы, нефтеперекачивающие станции. В годы войны женщины составляли половину тружеников нефтяной отрасли!


Выстояв в первые – самые тяжелые месяцы войны и пережив критические 1942 – 1943-­е годы, нефтяники вновь начали наращивать производство. Фронт был надежно обеспечен топливом, и это сказалось на параметрах отечественной техники. Советские конструкторы могли создавать лучшие образцы военных машин, закладывая более высокую мощность и оснащенность, увеличивая характеристики прочности. Прославленный танк Т­34 1940 – 1941 годов имел расход топлива по шоссе – 140 литров на 100 км. Усовершенствованная модель 1942 года расходовала уже 150 литров, а машина 1943 года выпуска – еще на 5 литров больше. Обновленный танк имел лучшее бронирование, вооружение, скорость, маневренность, запас хода и т. д.


В то время как Советский Союз, сохранивший свой нефтяной потенциал, наращивал мобильность и мощь боевой техники, Германия постепенно шла к топливному краху. Окончательное поражение случилось в мае 1944 года. Вот что вспоминал о том времени министр вооружений и военной промышленности Третьего рейха Альберт Шпеер: «8 мая я вернулся в Берлин… А через четыре дня произошло событие, заставившее меня навсегда запомнить эту дату – 12 мая 1944 года. Ведь именно в этот день противник окончательно одержал победу в сфере военного производства. До этого нам удавалось, несмотря на значительные потери в вооружении, в общем и целом удовлетворять потребности вермахта. После налета 935 бомбардировщиков из состава 8­го американского воздушного флота на заводы по производству искусственного горючего в центральной и восточной частях Германии начался совершенно новый период… Он положил начало полному краху немецкой военной промышленности».


Вермахт попробовал восстановить разрушенные заводы, но ход событий это изменить уже не могло.

 

Помощь союзников


Говоря об успехах советских нефтяников, нельзя не упомянуть о роли союзников СССР по антигитлеровской коалиции. С самого начала войны «слабым звеном» топливного обеспечения Красной Армии был авиационный высокооктановый бензин. Лучший авиабензин, выпускаемый на советских заводах, имел октановое число, равное лишь 78! Накануне войны были попытки спешно нарастить производство и модернизировать нефтепереработку, но не успели. На помощь Москве пришли союзники – США, Британия, Канада, поставлявшие авиационное горючее и компоненты для его производства на условиях ленд­лиза. По оценкам экспертов, доля привозного авиатоплива составляла 40% от общего количества бензина, использованного в СССР. Таким образом, каждый третий или четвертый советский самолет заправлялся горючим, которое приходило в страну по союзническим договоренностям. То есть поддержка в этом направлении была очень существенной.


 NGS2(39)vn_39_4.jpg


Время инноваций


Чтобы обеспечивать фронт горючим, нефтяникам нужно было работать в разы быстрее и эффективнее – при ограниченных человеческих ресурсах. Многие новаторские открытия были сделаны и опробованы именно в этот тяжелый период.


«Второе Баку» стало полигоном для испытания и внедрения новых способов добычи и переработки нефти. В Башкирской АССР передовые бригады достигали скорости 800 м на станок в месяц при норме 240 м. Именно тогда начал применяться крупноблочный монтаж буровых вышек – это ускоряло разбуривание нефтяных месторождений Урало­-Поволжского района. В 1943 – 1944 гг. на промыслах Доссора и Маката в Эмбинском районе было освоено заводнение нефтяных пластов для увеличения добычи нефти. В Ишимбае для увеличения добычи нефти обрабатывали забои скважин соляной кислотой и применяли их торпедирование, на Краснокамском месторождении практиковалась закачка воздуха в нефтяные месторождения.


Коллективу Экспериментально­конструкторского технического бюро (ЭКТБ) принадлежит создание отечественного многоступенчатого турбобура – эта технология получила широкое распространение в Урало-­Поволжье. Освоение и промышленное внедрение наклонно-­направленного метода бурения турбобурами позволило по-­новому организовать буровые работы на нефтяных месторождениях, расположенных в труднодоступной местности – под болотами, горами, реками и т. п. Следствием стало развитие кустового бурения, с его сокращением затрат и ростом темпов строительства скважин.


NGS2(39)vn_41_1.jpg


В период Великой Отечественной войны огромное внимание уделялось бурению на море в Баку. В 1943 году процесс строительства металлических оснований на бурозаливных опорах был усовершенствован: пространственные фермы перекрытий морских оснований изготавливались на береговых базах.


Эпохальным событием стало открытие в 1944 году девонской нефти в Куйбышевской области, а затем на Туймазинском месторождении Башкирской АССР. С этого момента началось бурное развитие нефтяной промышленности на востоке, столь необходимое для обеспечения горючим фронта и тыла.


За годы Отечественной войны много специалистов и рабочих было награждено орденами и медалями. Нарком нефтяной промышленности СССР И. К. Седин, sначальник Азнефтекомбината С. А. Везиров, начальник объединения «Азнефтезаводы» Р. Г. Исмаилов были удостоены звания – Героя Социалистического Труда.


В 1942 году авторы многоступенчатого турбобура П. П. Шумилов, Р. А. Иоаннесян, Э. И. Тагиев и М. Т. Гусман получили Сталинскую (Государственную) премию СССР. Такой же награды за открытие девонской нефти удостоилась большая группа ученых и производственников во главе с А. А. Трофимуком и С. И. Кувыкиным.


Нефтяники участвовали в сборе средств на строительство танков и самолетов для фронта. На их деньги построены самолеты для эскадрилий «Башкирский нефтяник», «Куйбышевский нефтяник», «Сызранский бурильщик», «Охтинский нефтяник», истребитель «Геофизик Башкирии», танковые колонны «Ставропольский нефтяник», «Нефтяник Ухты», «Нефтяник Казахстана».


В юбилейную годовщину Победы мы вспоминаем тех, кому обязаны жизнью, – героев на поле боя и всех, кто защищал Родину в тылу. Неоценим вклад нефтяников в Великую Победу! Низкий вам поклон!

 

Сказано!

«Мы знаем, что значит нефть на войне. Пусть мы далеки от боевых фронтов, но мы являемся той же самой действующей армией и дадим нефти стране столько, сколько ей потребуется. Все силы – на выполнение и перевыполнение плана! Каждая тонна нефти – это наш залп по Гитлеру».


(из Резолюции участников митинга нефтедобытчиков г. Ишимбая, 22 июня 1941 г.)

 

«Современная война – есть война моторов. Но моторы сами по себе – безжизненная сталь. Для того чтобы они работали, приносили пользу, разили врага, нужен бензин. Бензин – кровь самолетов, танков, автомобилей, индустрии. Наши нефтяники оживляют холодную сталь моторов, приводят их в действие. Они дадут фронту столько горючего, сколько нужно для полного разгрома врага».

(газета «Правда», 8 февраля 1942 г.)

 

При подготовке статьи использовались материалы burneft.ru, oilcapital.ru и других открытых интернет­источников.

 

А в это время

Новое месторождение на Ямале назвали «75 лет Победы».

Месторождение открыто компанией «Газпром» на шельфе полуострова Ямал в Карском море в пределах Скуратовской перспективной площади. Суммарные извлекаемые запасы газа месторождения составляют более 200 млрд. куб. м. По классификации запасов оно относится к категории «Крупные».

 

 

 

Журнал «Нефть и газ Сибири» 2(39)2020

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.