Заказать звонок

Опасен ли лейкоз крупного рогатого скота для человека?

Огромный ажиотаж и бурные дискуссии в молочном сообществе вызвало сообщение об исключении приложения 5 к Техническому регламенту Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции». Производители искренне радуются возможности реализовать сырое молоко и сливки без запретов и карательных мер. Но что на самом деле изменилось для участников молочного рынка и насколько опасно молоко от лейкозных коров?

 

CeC1(15)vn_14_Osipova.jpg


Если разобраться, исключенное приложение всего лишь дублирует уже имеющиеся Единые ветеринарные (ветеринарно-­санитарные) требования, предъявляемые к товарам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору), утвержденные решением комиссии Таможенного союза от 18.06 2010 № 317, прописанные в главе 27 документа. Они гласят: «К ввозу на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) перемещению между государствами-­членами допускаются молоко и молочные продукты, полученные от здоровых животных из хозяйств, официально свободных от заразных болезней животных, в частности от энзоотического лейкоза, в течение последних 12 месяцев на территории хозяйства. Принципиально ничего не поменялось. Кроме этого, на территории Российской Федерации действуют «Правила по профилактике и борьбе с лейкозом», утвержденные в 1999 году Минюстом, и их никто не отменял. Согласно правилам использовать молоко от больных лейкозом коров запрещено, т. е. оно должно быть утилизировано. Молоко от инфицированных лейкозом коров в любом случае проходит термическую обработку на молокоперерабатывающих предприятиях, и заставлять пастеризовать сырье внутри хозяйства – действительно, перебор.


В нашей стране лейкоз крупного рогатого скота возглавляет «рейтинг» инфекционных болезней животных. Проблема из проблем. По официальным данным, в Российской Федерации зарегистрировано более 2 тысяч пунктов, неблагополучных по лейкозу крупного рогатого скота, где уровень инфицированности животных составляет от 5 до 80%, а заболеваемость – 0,2 – 4% (Акад. Гулюкин М. И.). Такая эпизоотическая ситуация в РФ сохраняется в течение нескольких десятков лет.


Мои коллеги уже писали, что есть инфицированный ВЛКРС скот, а есть больные лейкозом коровы. Между ними колоссальная разница. Мясное и молочное сырье, полученное от инфицированных коров, по своим органолептическим, физико-­химическим и бактериологическим характеристикам практически не отличается от сырья здоровых коров. Совсем другое дело – сырье, полученное от животных в гематологической и терминальной стадии болезни.


Приведу небольшой пример: при органолептическом исследовании мяса, полученного от животных в гематологической стадии болезни, установили, что туши были низкой упитанности и имели неудовлетворительную степень обескровливания, мышечная ткань темно­красного цвета, неоднородное на поперечном разрезе. Мясо не эластичное, ямка при надавливании пальцем выравнивается медленно, консистенция не соответствует норме, у исследованных туш – слабовыраженная корочка подсыхания. Бульон из мяса больных животных – мутный, с хлопьями, имеет запах от кисловатого до неприятного, т. е. мясо, полученное от убоя больного лейкозом крупного рогатого скота, соответствует несвежему. Калорийность мяса снижается в среднем на 30%. Микробная обсемененность мышечной ткани и внутренних органов крупного рогатого скота при гематологической стадии болезни сальмонеллами в 2,5 раза, кишечной палочкой в 2 раза, протеем в 3 раза, стафилококками в 4 раза (Хафизова Р. С.). Почему так? Вирус лейкоза крупного рогатого скота является сильнейшим ингибитором иммунной системы (поэтому изначально его называли вирусом бычьего иммунодефицита). Он подавляет иммунитет – на радость болезнетворным микроорганизмам и собственной условно-­патогенной микрофлоре. Поэтому развитие лейкоза сопровождается различными сопутствующими заболеваниями, такими как: маститы, эндометриты и яловость, воспалительные процессы в суставах и др.


Также и в молоке больных лейкозом коров бактериальная обсемененность значительно выше, чем в сырье, полученном от инфицированных и здоровых животных. Кроме бактерий, физико-­химические показатели молока изменяются, в частности снижается кислотность на 2 градуса Тернера и количество белка в 2 раза. Ранее исследователями было установлено, что молоко от больных лейкозом коров содержит вредные метаболиты триптофана и других циклических аминокислот и, следовательно, является, мягко говоря, неполезным для человека. В связи с чем действующими правилами молоко больных лейкозом коров запрещено использовать в пищу людям и животным. И какие сыры получатся из такого молока?


Противники борьбы с лейкозом крупного рогатого скота аргументируют свою убежденность тем, что ВЛКРС не является опасным для человека. Основано это мнение в основном на том, что в течение десятилетия после открытия BLV (ВЛКРС) 1969 году исследования с использованием иммунодиффузии в агаровом геле и анализа фиксации комплемента не смогли найти антитела к ВЛКРС в сыворотке человека. Это привело к преобладающему мнению, что воздействие на человека вируса лейкоза крупного рогатого скота и потенциальная инфекция незначительны, поэтому вирус не является угрозой для общественного здравоохранения. Больше в нашей стране подобных исследований не проводилось.


Хочу сказать, что с 1969 года много воды утекло, появились новые методы и подходы в диагностике и науке. Сегодня используются более чувствительные иммунологические методики. Ученые Калифорнийского университета (группа Гертруды Бьеринг), используя иммуноблоттинг, исследовали сыворотки людей на антитела к четырем изотипам (IgG1, IgM, IgA и IgG4) с капсидным антигеном ВЛКРС (p24) и обнаружили, что, по крайней мере, один изотип антитела реагирует с ВЛКРС в 74% случаев. Результаты не обязательно означают, что люди инфицированы ВЛКРС. Антитела могут быть ответом на жаростойкие ВЛКРС – антигены, содержащиеся в молоке и мясе и употребляемые в пищу. Это к вопросу о «безопасном» сыром молоке и сливках, полученных от лейкозных коров.


Те же ученые обратили внимание на глобальную статистику, которая указывает на высокую географическую корреляцию (связь) между заболеваемостью раком молочной железы и потреблением молока. Недавние исследования с использование ПЦР выявили участки генома ВЛКРС и белка р24 в образцах тканей и культурах эпителиальных клеток молочной железы коров и человека. Это доказывает, что ВЛКРС обладает тропизмом к клеткам этих тканей, в частности к эпителию, а не только к лимфоцитам крови, как это было принято считать ранее. Нельзя также исключить и размножение ВЛКРС в тканях молочной железы.


При изучении возможности инфицирования ВЛКРС человека американские ученые исследовали методом ПЦР ткани груди у женщин, больных раком молочной железы и здоровых. Они установили, что ДНК ВЛКРС обнаруживается чаще (59% случаев) у больных раком молочной железы женщин, т. е. ДНК вируса лейкоза крупного рогатого скота присутствовала в ткани молочной железы женщин и ассоциировалась с раком молочной железы. Но в любом случае проблема о возможной связи между заболеванием лейкозом и другими болезнями опухолевой природы у животных и человека остается открытой и смело утверждать, что ВЛКРС не опасен для человека, нельзя. Формально – да, возбудитель лейкоза крупного рогатого скота не включен в перечень опасных возбудителей ВОЗ и надзорных органов.


Вопрос о потенциальной (непосредственной или опосредованной) опасности ВЛКРС относительно человека остается, это обусловлено способностью вируса лейкоза крупного рогатого скота преодолевать межвидовые барьеры. ВЛКРС является онкогенным дельта­ретровирусом, инфицирующим крупный рогатый скот, овец, оленей, обезьян, кроликов и другие виды млекопитающих, и в том числе способным активно реплицироваться в культуре клеток человека в системе in vitro. ВЛКРС является родственным Т­лимфотропному вирусу человека типа 1 (HTLV­1) и вирусу иммунодефицита человека типа 1 (HIV­1). ВЛКРС переносится между животными через кровь, молоко или другие биологические жидкости, которые содержат ДНК провирусов. Причем телята заражаются, когда пьют молоко от больных и инфицированных коров, заразившимся кроликам молоко выпаивали, а это – на минуточку – другой вид животных!


Ярые противники борьбы с лейкозом крупного рогатого скота кивают на Америку и Европу, якобы там на лейкоз не обращают внимания. Это не совсем так. Страны Евросоюза свободны от лейкоза, за исключением некоторых восточноевропейских государств. В Америке большинство штатов также свободны от лейкоза. Там, где нет господдержки, действительно «не обращают внимания», но только потому, что интенсивная технология не позволяет использовать молочных коров более 4 – 5 лет. Получили одного­-двух телят, и все, корова уходит в переработку на собачьи консервы. Болезнь просто не успевает развиться до гематологической и тем более терминальной стадии.


Наша страна – свободная ниша, прекрасный рынок сбыта для экологической продукции, но почему нельзя экологически чистые продукты питания, в частности молочные, производить у нас? Свободное от хронических инфекций сельскохозяйственное предприятие становится конкурентоспособным на российском и международном рынках, потому что может производить экологически чистую продукцию, набирающую популярность во всем мире.


Решением проблемы ВЛКРС может стать государственная программа по борьбе с лейкозом крупного рогатого скота. В настоящее время проект программы уже разработан и находится на согласовании. Решить проблему лейкоза КРС можно за несколько лет. Для этого требуется желание производителей молока и государственная поддержка.


В заключение хочу сказать, что для крупного рогатого скота лейкоз является смертельно опасным заболеванием со 100%-­ным летальным исходом. Насколько опасен ВЛКРС для человека, еще предстоит выяснить науке, но первые результаты уже представлены, поэтому нельзя сбрасывать со счетов проблему лейкоза КРС, а необходимо решить ее совместными усилиями сельхозпроизводства, ветеринарной службы и науки.


Журнал «Cельская Сибирь» № 1(15) 2020 

 

 

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.