Остались вопросы

МЭА: правительства потратили $900 млрд на доступность электроэнергии для потребителей

С 2020 года правительства выделили $1,34 трлн на поддержку инвестиций в чистую энергетику, и еще $900 млрд на краткосрочные меры по обеспечению доступности электроэнергии для потребителей в дополнение к ранее существовавшим программам поддержки и субсидиям. Об этом говорится в отчете МЭА «Государственные расходы на энергетику». Однако огромные «краткосрочные меры» оказались неспособны решить проблему дороговизны энергии. Правительства придумывают новые способы помощи населению, а европейские промышленники обвиняют власти в неспособности справиться с кризисом.


В обновленном отчете МЭА «Государственные расходы на энергетику» за июнь 2023 года указано, что с 2020 года правительства выделили 1,34 трлн долларов США на поддержку инвестиций в чистую энергетику. Государственные расходы сыграли центральную роль в быстром росте инвестиций в чистую энергию с 2020 года, которые выросли почти на 25% с 2021 по 2023 год, опередив рост инвестиций в ископаемые виды топлива за тот же период.


В 2022 году инвестиции в чистую энергетику составят более $1,7 трлн, что означает, что на каждый 1 доллар США, потраченный на ископаемое топливо, приходится $1,7, потраченных на чистую энергию из государственных и частных источников. Пять лет назад это соотношение составляло 1:1.


За последние шесть месяцев было объявлено о выделении около $130 млрд новых государственных ассигнований на поддержку инвестиций в чистую энергию − но это одна из самых небольших сумм новых ассигнований со времен пандемии.


Новые расходы в основном направлены на проекты по производству низкоуглеродной электроэнергии (с 2020 года их общая сумма составит $310 млрд, в основном на возобновляемые источники энергии), на массовые и альтернативные виды транспорта ($307 млрд) и на продажу низкоуглеродных автомобилей ($120 млрд). Наибольшее процентное увеличение (до $85 млрд) получили электрические сети.


Из приведенных данных следует, что из каждого 1,7 доллара на чистую энергетику на собственно чистую генерацию тратится только 38%, то есть 64 цента. А ископаемое топливо получает полновесный доллар?


Признавая «центральную роль» госрасходов для финансирования чистой энергетики и низкую долю расходов на собственно генерацию по сравнению с другими статьями, вроде электромобилей, агентство тем самым ставит под сомнение коммерческую привлекательность зеленой энергетики. Огромная сумма субсидий и льгот в порядке «краткосрочной помощи» потребителям также вынуждает задаться вопросом, а все ли в порядке с финансовыми условиями энергоперехода?


С начала мирового энергетического кризиса правительства, сообщает МЭА, выделили $900 млрд на краткосрочные меры по повышению доступности электроэнергии для потребителей в дополнение к уже существующим программам поддержки и субсидиям. Около 30% этих расходов было объявлено за последние шесть месяцев, и, несмотря на призывы лучше ориентироваться на домохозяйства и отрасли, наиболее нуждающиеся в помощи, только 25% мер по повышению доступности направлены на домохозяйства с низким уровнем дохода и наиболее пострадавшие отрасли.


На Европейский Союз приходится две трети государственных мер поддержки доступности во всем мире, поскольку в 2022 году здесь произошло одно из самых резких повышений цен на электроэнергию и газ.


Уровень расходов на поддержку потребителей также увеличился в странах с формирующейся и развивающейся экономикой, в основном за счет того, что правительства компенсировали энергетическим компаниям операционные убытки, понесенные из-за поддержания стабильных цен для потребителей во время энергетического кризиса. В результате с 2020 года правительства стран с формирующимся рынком и развивающихся экономик выделили на меры поддержки потребителей больше средств ($140 млрд), чем на поддержку инвестиций в чистую энергию ($90 млрд).


Чрезвычайные меры сыграли важную роль в защите потребителей от скачков цен на энергоносители, считает МЭА, но сильно ударили по государственным балансам, поскольку в 2022 году субсидии на ископаемое топливо достигли рекордно высокого уровня. Это может поставить под угрозу способность некоторых стран сбалансировать краткосрочную помощь с параллельными усилиями по решению проблем энергетической безопасности и доступности энергии за счет повышения энергоэффективности и инвестиций в чистую энергию.


В последние месяцы, когда цены на оптовых рынках начали снижаться, расходы на обеспечение доступности товаров были очень велики, продолжает МЭА, В этом подсчете учитываются все принятые правительством расходы на помощь потребителям в регулировании цен, включая прямые субсидии, ваучеры, снижение налогов и ценовое регулирование. Объявленные правительством меры по повышению доступности цен часто не дают полной картины, поскольку многие ранее существовавшие ценовые нормы привели к рекордным уровням субсидий на ископаемое топливо в 2022 году, которые либо продолжают негласно выплачиваться правительствами или государственными энергетическими компаниями, и часто ощущаются как недополученные доходы от того, что нефтегазовые ресурсы не продаются по ценам мирового рынка. Однако в трекере отражены одобренные правительством прямые трансферты от правительств энергетическим компаниям для покрытия убытков, вызванных обязательным регулированием цен. Кроме того, правительства также мобилизовали более широкую поддержку потребителей для борьбы с общей инфляцией, которая, если ее учесть, также существенно увеличит общую сумму.


В совокупности эти меры оказались эффективными для защиты потребителей от ценовых потрясений, наблюдавшихся на мировых рынках ископаемого топлива, но все же многие домохозяйства почувствовали, как кризис ударил по их финансам. В 12 странах, представляющих почти 60% населения мира, в 2022 году несмотря на существенное вмешательство государства доля доходов, идущая на оплату электроэнергии в доме, выросла, поскольку цены на энергоносители опережали рост заработной платы. Влияние было еще более значительным для более бедных домохозяйств, поскольку они обычно тратят большую долю дохода на энергию.


Около 70% мировых государственных расходов на меры по обеспечению доступности энергии для потребителей направляются на поддержку электроэнергетики, природного газа и отопления. Эти меры были сосредоточены в Европе и Юго-Восточной Азии, чтобы противодействовать высоким ценам на электроэнергию и газ. В других странах, включая многие EMDE, цены на транспортное топливо выросли более остро, что побудило правительства EMDE направить 65% собранных средств поддержки потребителей на скидки на транспортное топливо. Другие регионы отреагировали на повышение стоимости транспортного топлива снижением тарифов на проезд в общественном транспорте, например, в Испании и Германии были введены фиксированные цены на железнодорожные и региональные автобусные билеты.


Хотя эти фискальные интервенции, в принципе, рассчитаны на непродолжительное время, отсутствие адресности ставит вопрос о том, посылают ли страны достаточные сигналы потребителям о необходимости сокращения ненужного потребления, повышения эффективности и поиска альтернативных источников энергии. Некоторые европейские правительства намекнули о своем намерении продлить действие основных схем поддержки до конца следующего года в преддверии сбоев на энергетических рынках во время следующей зимы в Северном полушарии.


По мнению ИРТТЭК, эксперты МЭА пребывают в панике, иначе как объяснить требование к потребителям о «сокращении ненужного потребления» − кто решает, что нужно, а что нет? И что значит «поиски альтернативных источников энергии»? Предложение собирать хворост в лесах? Хворост и сосновые шишки и так собирают небогатые европейские граждане, если это еще не запрещено зелеными из-за нарушения природного естества.


Во всех странах мира причиной энергетической катастрофы дружно называют события в Украине. Однако более вероятный источник проблем − непродуманное внедрение ВИЭ-генерации. В статье Капелл Арис (Capel Aris) в The Sunday Telegraf приводятся такие цифры. ПГУ стоят около 650 млн фунтов стерлингов за ГВт, и при нынешней высокой цене газа их энергия оценивается в 150 фунтов стерлингов за МВтч. Оффшорные ветряные электростанции Hornsea Two и Moray East, которые вошли в строй в 2022 году, имели капитальные затраты 2,77 млрд фунтов стерлингов и 2,75 млрд фунтов стерлингов на ГВт. Затраты на техническое обслуживание достигают 200 млн фунтов стерлингов на ГВт/год. Номинальная стоимость морской ветрогенерации составляет 170 фунтов стерлингов/МВтч, что выше, чем у ПГУ.


Поскольку ветряные турбины включаются в сеть через преобразователи, они не обеспечивают «инерции электросети», которую имеют синхронизированные по фазе механические турбины за счет своего момента инерции кругового вращения. В результате в 1995 году затраты на балансировку энергосистемы составляли всего 250 миллионов фунтов стерлингов в год, а в 2021 году ежегодные расходы Великобритании на балансировку электросетей достигли 4,19 млрд фунтов стерлингов, по 150 фунтов стерлингов на домохозяйство.


В 1995 году проблема стабильности частоты сети потребовала создания быстро реагирующих генераторов, способных изменять свою суммарную мощность со скоростью 0,13 ГВт в секунду, чтобы справиться с колебаниями нагрузки. С появлением непредсказуемой энергии ветра эта цифра сейчас увеличилась почти в десять раз и составляет 1,15 ГВт в секунду!


Поскольку новая генерации строится не рядом с потребителями, а там где есть ветер, модернизация электросети до 2030 года обойдется Великобритании в 46 миллиардов фунтов стерлингов – по 1533 фунта стерлингов на домохозяйство.


Европейский бизнес потребовал проверки влияния новых законов ЕС на конкурентоспособность. Стефано Маллия, глава группы работодателей Европейского экономического и социального комитета, заявил в интервью EURACTIV, что группа подтолкнула ЕС к введению «проверки конкурентоспособности». Такая проверка означала бы, что в ходе процессов принятия решений в ЕС будет проанализировано влияние предлагаемого законодательства на деловую среду. «Сначала Европейская комиссия воспротивилась нашему предложению, но несколько месяцев назад, когда началась дискуссия о конкурентоспособности, президент Комиссии Урсула фон дер Ляйен действительно заявила, что они его реализуют», − сказал Маллия.


Вряд ли это предложение будет принято, так как каждый новая «зеленая инициатива» ЕС ухудшает условия работы европейских предприятий, которые, говорит Маллия, уже побежали в США от высоких европейских тарифов.


Маллия также раскритиковал Закон ЕС о нулевой прибыли в промышленности, который комиссия предложила в ответ на Закон США о снижении инфляции (IRA). По его словам, закон фокусируется только на “зеленых” технологиях и, таким образом, использует "подход выбора победителя". «А как насчет других отраслей, которым сегодня необходимо осуществить переход? Мы не можем позволить себе принимать решение о том, какие секторы погибнут. Мы должны предоставить финансирование всем им, если они способны и желают осуществить переход”, − сказал Маллия, подчеркнув, что ЕС нуждается в программе повышения конкурентоспособности, ориентированной на все отрасли, чего сейчас нет.


Начавшаяся в Европе рецессия может только сократить возможности правительств по финансированию как ВИЭ-энергетики, так и помощи всем от нее пострадавшим. «Сокращение ненужного потребления» из разряда призывов может перейти в разряд неизбежности.


 

Материал подготовлен Институтом развития технологий ТЭК




Все материалы рубрики «Нефть и Газ»





25.06.2023

    

Читайте также

Предложить
новость
Если вы стали свидетелем или
участником интересных событий
Предложить
Подписка на
рассылку новостей
Каждую неделю только самые
важные и интересные новости
Подписаться
Подписка
на журнал
Оформите подписку на
новые выпуски журналов
Оформить
Новостная рассылка
Каждую неделю только самые важные и интересные новости
к