Нефтегазохимические проекты России

Главной темой международного форума в Уфе стали проблемы и перспективы развития отрасли нефтегазохимии.


Рост вопреки


    С 25 по 28 мая в столице Башкортостана прошли 29-я Международная выставка «Газ. Нефть. Технологии – 2021» и Российский нефтегазохимический форум.


Центральным событием форума стало пленарное заседание «Нефтегазохимические проекты в России: тренды развития отрасли», которое открыл глава Республики Радий Хабиров.


    Руководитель региона отметил, что в 2020 году отрасль столкнулась с серьезными трудностями, вызванными пандемией коронавируса и последующим падением мировых рынков. На производственные показатели также сильно повлияло сокращение добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+.


    «Но и в этих условиях в Башкортостане, благодаря слаженной работе предприятий и органов власти, удалось снизить потери и даже нарастить производственные пока-затели. Так, в 2021 году промышленность начала расти, за четыре месяца индекс промпроизводства составил 102,6 %, – отметил Радий Хабиров. – В апреле полностью восстановилась нефтепереработка. В целом вся экономика постепенно и уверенно выходит из кризиса. Обрабатывающая промышленность региона также планомерно растет. За январь-апрель индекс производства по этому направлению составил 106,8 %. Все это позволяет нам уверенно смотреть в будущее».


a30 (2).jpg

    

   Глава Башкортостана добавил, что в республике с каждым годом снижаются бюрократические препоны для ведения бизнеса.


    «Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов озвучил результаты индекса административного давления на бизнес за 2020 год. Наша республика заняла в нем девятое место. А годом ранее мы совершили значительный скачок в 27 позиций, поднявшись с 38-го на 11-е место. Это говорит о том, что мы нашли общий язык с бизнесом, установили доверительные отношения ради общего блага», – подчеркнул Хабиров.


    Для привлечения инвесторов в регион правительство Башкортостана активно использует гибкие финансово-экономические инструменты. В их числе специнвестконтракты, соглашения о защите и поощрении капиталовложений, программы инфраструктурных бюджетных инвестиций, субсидии на софинансирование региональных программ промышленности.

    «Ровно год назад правительство России одобрило создание в Башкортостане особой экономической зоны «Алга» на территории Ишимбайского и Стерлитамакского районов, – сказал Радий Хабиров. – Там уже вовсю работает строительная техника, появляются контуры первых заводов, в том числе двух нефтехимических предприятий».


a30 (5).jpg


    По его словам, среди амбициозных целей, стоящих перед нефтегазохимической отраслью, – углубление переработки нефти и газа, выпуск продукции высокого передела, развитие малотоннажной нефтехимии.


    «Эту задачу мы будем решать в том числе на площадке ООО «Газпром нефтехим Салават». В этом году там планируют запустить комплекс каталитического крекинга с объемом инвестиций порядка 42 млрд рублей, – подчеркнул Радий Хабиров. – Кроме того, «Газпром» и АО «РусГазДобыча» подписали соглашение, согласно которому «Газпром нефтехим Салават» будет ежегодно перерабатывать 28 млрд куб. м газа с месторождений Сибири. Это позволяет загрузить действующие мощности в Салавате и создавать новые производства по глубокой переработке газа».


    На получение продукции высоких переделов направлена и модернизация нефтеперерабатывающего комплекса «Башнефти». В рамках инвестсоглашения с Башкортостаном компания реконструирует установку гидрокрекинга, комплекс по производству ароматических углеводородов, строит резервную технологическую линию установки производства элементарной серы. Общий объем инвестиций превышает 60,5 млрд рублей.


Без следа!


    Участники пленарного заседания обсудили укрепление ресурсной базы нефте- и газодобычи, перспективы развития химической промышленности, актуальность «зеленой» повестки для будущего отрасли.


    Генеральный директор ООО «ВЭБ Инжиниринг» Владимир Новиков, говоря о декарбонизации, напомнил, что к 2023 году Европа введет пограничный налог и корректирующий механизм по углеродному следу. И это в том числе затронет предприятия нефтегазового сектора, как экспортные компании.


    «По оценке министра экономического развития РФ Максима Решетникова, налоги Евросоюза, которые они планируют получить при внедрении этого пограничного налога, составят около 3–4 млрд рублей. Из них порядка 60 % приходится на нефтегазовый сектор РФ. Поэтому в любом случае все мероприятия, направленные на декарбонизацию действующих производств, компаниям придется реализовывать», – отметил Новиков.


    Академик РАЕН завкафедрой технологии переработки нефти РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина Владимир Капустин озвучил проблемы и перспективы развития проектов производства нефтяного кокса в России до 2025 года. Президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль в своем выступлении развеял 10 самых популярных мифов о российской нефти.


Газ в массы


    Председатель совета директоров ООО «Газпром СПГ технологии» Алексей Кахидзе рассказал о том, что в текущем году компания завершает строительно-монтажные работы на комплексе по сжижению природного газа в Стерлитамакском районе. Его запуск позволит закрыть потребности региона в экологически чистом топливе, которое активно используют на автомобильном и железно- дорожном транспорте.

«Евросоюз планирует получить около 3–4 млрд рублей от введения пограничного налога, из них 60 % приходится на нефтегазовый сектор РФ. Поэтому все мероприятия, направленные на декарбонизацию действующих производств, компаниям придется реализовывать».


Владимир Новиков, генеральный директор ООО «ВЭБ Инжиниринг»


    Тренды развития внутреннего рынка СПГ обозначил президент Национальной ассоциации сжиженного природного газа Павел Сарафанников. Он напомнил, что износ магистральных сетей нефти и газа в России ужепревышает 60 %. Это влечет за собой высокие операционные затраты, расходы на ремонт и содержание этих объектов. Негативным последствием износа сетей является и ущерб для экологии, который ежегодно оценивается в 1000 га загрязненных земель.


    Россия стоит перед новым вызовом – необходимостью одновременно и развивать экономику, и сохранять экологию, и снижать выбросы углекислого газа в окружающую среду. Выходом должно стать развитие отрасли СПГ в стране через создание шаблонных решений – в населенных пунктах, на производственных объектах и транспорте.


a30 (3).jpg


    «По мнению наших аналитиков, объем потребления в автономной газификации и потребление природного газа в качестве газомоторного топлива к 2025 году может составить до 5 млн тонн, к 2035 году – более 10 млн тонн. Но для такого объема потребления необходимо создать целую новую отрасль, и не просто отрасль производства, но и отрасль потребления – инфраструктуру потребления. А это, по самым скромным подсчетам, более 200 малотоннажных заводов СПГ с объемом производства от 1 до 7 тонн в час. У нас сегодня в России существует 15 таких заводов, из них работают далеко не все, и объем загрузки не более 40 %. К сожалению, инфраструктура потребления довольно слабая. Необходимо построить более 1000 мультимодальных газовых заправок. И на рынке должно появиться более 25 тысяч единиц техники, работающей на газе. Поэтому мы видим возможности и для производителей оборудования, и для потребителей, и для инвесторов. Рынок пока только формируется, и перспективы его очень большие», – отметил Павел Сарафанников.


Выставка достижений


    В рамках форума с 25 по 28 мая в выставочном комплексе «ВДНХ-Экспо» прошла 29-я Международная вы ставка «Газ. Нефть. Технологии – 2021». В экспозиции приняли участие 260 компаний из 31 региона России и стран зарубежья. В их числе ведущие предприятия топливно-энергетического комплекса Башкортостана: «Башнефть», «Транснефть – Урал», «Газпром трансгаз Уфа», «Газпром нефтехим Салават», «Башнефтегеофизика», «ОЗНА» и многие другие.


    Одно из новшеств выставки – виртуальная экспозиция, ознакомиться с которой можно было на цифровой платформе. Она позволяет выйти на связь с экспонентами из любой точки мира и провести деловые переговоры.


a30 (1).jpg


    Гости мероприятия смогли ознакомиться с новыми разработками предприятий нефтяной, газовой и химической отраслей России, образцами техники и оборудования.


    Значимым событием стала передача компанией «Газпром СПГ технологии» в опытную эксплуатацию автомобильного тягача КАМАЗ, использующего в качестве моторного топлива сжиженный природный газ. Он будет работать на уфимском логистическом предприятии «Транстерминал».


    Также в рамках форума глава республики дал старт началу производства стиральных порошков «Эколь», которое возобновили в Башкирской содовой компании, и запустил новый газопровод от газораспределительной станции «Ново-Александровка» до уфимского микрорайона Затон.

«Потребление природного газа в качестве газомоторного топлива к 2025 году может составить до 5 млн тонн, к 2035 году – более 10 млн тонн. Но для такого объема необходимо создать целую новую отрасль – инфраструктуру потребления. Потребуется более 200 малотоннажных заводов СПГ с объемом производства от 1 до 7 тонн в час. У нас сегодня в России существует 15 таких заводов, из них работают далеко не все, и объем загрузки не превышает 40 %».


Павел Сарафанников, президент Национальной ассоциации сжиженного природного газа

«Не надо делать из цифровизации фетиш»: 10 мифов о российской нефти


a30 (4).jpg


Президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль, выступая на форуме в Уфе, назвал популярные заблуждения, которые существуют сегодня в отрасли.


    Миф № 1 – эра нефти закончилась: «Я и многие другие эксперты считаем, что нефть останется с нами до конца нынешнего века».


    Миф № 2 – все проблемы решит цифровая экономика: «Мы не должны делать из цифровизации фетиш. Цифра сама землю пахать не будет и скважину бурить не сможет. С помощью цифры можно сделать эти процессы наиболее эффективными, но главным всегда остается человек, его знания, умения, труд и отношение к делу. Это тот человеческий фактор, о котором мы часто говорим. В то же время человеческий фактор связан и с проблемами промышленной безопасности, он по-прежнему играет в этом вопросе большую роль».


    Миф № 3 – время легкой нефти ушло: «Легкой нефти вообще нет. Можно вести речь только о далеком прошлом, когда жидкие углеводороды добывались фонтанным способом. Все свои годы, что работаю в отрасли, легкой нефти не встречал. Будущее нашей нефтяной промышленности связано с трудноизвлекаемыми запасами. Если еще совсем недавно ТРИЗов на балансе было около 50 %, то сегодня уже 70 %. Учитывая перспективу, мы должны думать о том, как эту нефть добывать. Отсюда главный вопрос – наличие новых технологий, которые позволили бы нам с достаточной степенью экономичности добывать эту нефть».


    Миф № 4 – высокая обеспеченность запасами: «Еще 30 лет назад российские запасы нефти составляли примерно 12 % от мировых, сегодня – это только 6 %, по газу было 45 %, а сегодня – 21 %. Глава Минприроды Алексей Козлов недавно оценил обеспеченность России запасами нефти в 59 лет, но это малореально. Прошедший 30-летний период в целом характеризуется отрицательными цифрами в области ресурсной базы нефтегазового комплекса. Мы начали терять свои главные конкурентные преимущества. В мире на каждую тонну добытой нефти приращивается 1,7 тонны новых запасов за счет геологоразведочных работ, так было и у нас до 1992 года. Реформаторы предложили новый принцип «тонна за тонну», но это же не однозначно. Среди внутренних угроз энергетической безопасности отмечено снижение качества минерально-сырьевой базы ТЭК, истощение действующих месторождений и чрезмерная финансовая нагрузка на нефтяные организации».


    Миф № 5 – большая финансовая обеспеченность: «В среднем в России изъятие из выручки у нефтегазовых предприятий примерно 68 %. Если в Норвегии это те же 70 %, но из чистой прибыли, то у нас – из выручки».


    Миф № 6 – инновационный подход: «Много говорим, но мало делаем. Инновационный подход требует государственной поддержки. Провозглашенный курс на модернизацию пока остается лозунгом. Под него не подложили конкретный план деятельности каждого хозяйствующего субъекта, органов власти, общественных организаций. Стройной системы управления инновационным комплексом ни в отдельных компаниях, ни в целом в отрасли нет. Необходимо разработать механизм стимулирования внедрения новых технологий. У нас на науку тратится 0,86 % ВВП, в других странах – 1,5–2 %. Затраты только одной компании Shell больше $1 млрд в год на разработку новых технологий. А у нас все нефтяники вместе с газовиками – $250 млн».


    Миф № 7 – сырьевая экономика не может быть экономной: «Может, и бывает. Если для этого создаются необходимые условия. Пример: Катар, Саудовская Аравия, Норвегия, Арабские Эмираты».


    Миф № 8 – рынок все отрегулирует: «Резкое снижение эффективности государственного уровня планирования, прогнозирования, управления и контроля за процессами ГРР, оценкой приращиваемых запасов, рациональной разработкой месторождений привело к тому, что КИН снизился за 30 лет с 0,45 до 0,29–0,3. Использование попутного нефтяного газа в одно время повысилось, сейчас опять упало ниже 90 %. Резкое увеличился фонд неработающих скважин».


    Миф № 9 – ВИНКи решат сами все проблемы: «Поэтому разорены и оставлены без поддержки малые предприятия. Если 20 лет назад было 200 таких предприятий и они добывали 10 % нефти страны, то сейчас на их долю приходится около 3 %. За рубежом малый бизнес в нефтяной отрасли весьма развит: в США 48 % добываемой нефти обеспечивают малые компании!».


    Миф № 10 – импортозамещение: «В России примерно $100 млрд в год расходуется на оборудование для нефтяной промышленности, из них 5 млрд – импорт. После санкций, введенных 7 лет назад, кое-что сделано, тем не менее велика доля импорта в секторе технологий, программного обеспечения, систем автоматики и телемеханики и т. д. Нужна господдержка обеспечения импортозамещения».





Журнал «НГС (Нефть и Газ Сибири)» № 2(43) 2021 г.

 

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.