Когда придет капремонт?

Александр Лихачев, председатель Общества потребителей в сфере ЖКХ

 

В этом номере журнала мы решили проанализировать состояние, проблемы и перспективы ситуации с капитальным ремонтом общего имущества многоквартирных домов на территории Омской области в рамках Федерального закона № 271-ФЗ.

 

Спецсчет, да не тот


    И правда, давно темы капремонта не касались. После начала мусорной реформы он ушел со страниц средств массовой информации, а сколько копий сломали при введении новой платной услуги, какие шли словесные баталии и суды, вплоть до Конституционного суда. Теперь все думающие люди согласны, что решение правительства и президента было верным, уверен, что лет через 10 также скажут и про мусорную реформу. Ну, действительно, иначе народ в большинстве домов просто не делал бы ремонты, а здания потом пришлось бы расселять государству за наш общий бюджет. Ведь раз квартиры частные, то и общее имущество домов: подъезды, крыша, подвал, трубопроводы – тоже частные. Почему государство должно их ремонтировать? Еще раз поясняю, что здесь мы не обсуждаем ремонт судебных домов и ремонт за счет привлеченных УК, ТСЖ, ЖСК средств жильцов – только по закону № 271 (это за 6.70 руб. с метра).


    Напомню, что в реальной жизни есть ровно три существенно различающихся варианта накопления средств в фонд капремонта: общий котел, спецсчет у регионального оператора (далее – фонд) и спецсчет в УК, ТСЖ, ЖСК.


    За последние годы позиция Общества потребителей в сфере ЖКХ и моя лично не изменилась — и только укрепилась: кто с головой дружит и денежки свои считает, приняли единственно выгодную для жильцов модель – спецсчет у регионального оператора. Напомню, с двумя исключениями: это так называемые малоквартирные дома до 30 квартир (где просто из-за малой площади иначе ничего не собрать) и бывшие общежития (где половина квартирантов и никто ни за что платить не будет без суда) – для них общий котел.


Кто собирает деньги на спецсчетах УК, ТСЖ, ЖСК (кроме известной ситуации с предприятиями, имеющими отношение к хозяевам единственного оставшегося омского банка, где деньги жильцов действительно работают) – это бесчестный обман людей со стороны УК или безграмотность. Ведь что говорят мои коллеги, хо- зяева УК, когда начинаю обвинять их в бесчестности, – что необходимость передачи документов в фонд для проверки (когда спецсчет в фонде) удлиняет срок получения средств подрядчиком. Но это же чушь. Более 100 спецсчетов домов моих УК – все в фонде, и у нас нет этих проблем. Ни один дом за 7 лет не ушел из фонда. Надеюсь, никто из директоров не будет утверждать, что вот сегодня провели собрание, а завтра вышли на ремонт. Пока проверка сметы и т. д., и за эти 10 дней особо ничего не изменится, проведите собрание раньше. И вообще, что это тогда за подрядчик, если своих денег не имеет, чтобы материалы купить. У нас в реальной жизни часто к ремонту приступают еще до начала общего собрания, чтобы быстрее закончить и сразу с протоколом собрания отнести в фонд акт приемки на полный расчет. Реальных причин желания большинства УК иметь спецсчета у них три, и первая из них – возможность обирать жильцов (люди же не знают, что, когда счет в фонде, квитанции рассчитывает, печатает и доставляет фонд, а если в УК – можно по 20–40 копеек с метра поиметь с народа). Чтобы никого не обижать, возьму площадь домов ООО «Труд» – это 450 тыс. кв. метров. Если бы мы выставили, берем среднее – 30 копеек с метра, то каждый месяц на халяву получали бы 135 тысяч рублей – ну, пусть 50 тысяч на реальную бумагу, бухгалтерам и т. п., а 85 тыс. руб. – чистая прибыль, миллион в год на дивиденды. Вот истинная причина любви УК к спецсчетам. Но есть и другие: как дом собрался уходить в другую УК или создать ТСН, сразу угроза – деньги не вернем. Жильцы же не все грамотные, которые понимают, что по закону это невозможно, поэтому верят и не уходят. Совести нет! Наконец, третья причина – возможность поставить своего подрядчика, но это не отношу к отрицательным моментам, поскольку гарантия пять лет и с УК проще спросить выполнение гарантийных обязательств.


Не пошел на повышение


    Так как журнал все-таки для руководителей, не будем расписывать преимущества спецсчетов – об этом много раз говорили, все это понимают. Считаю уместным лишь отметить, что наш областной закон № 1568-ОЗ, на мой взгляд, лучший в России. Мы вправе гордиться и еще раз сказать добрые слова в адрес бывшего губернатора В. И. Назарова, председателя Законодательного собрания В. А. Варнавского, заместителя губернатора С. Г. Гребенщикова и председателя комитета Заксобрания Д. С. Шишкина, которые поддержали предложения общественности. Ну, реально, люди довольны. Можно пройти на любой дом со спецсчетом и сравнить с соседними – разница за 7 лет очевидна. Люди сами решают, кого пригласить, цены у нас ниже, чем на общем котле, а материалы более качественные, так как жильцы не дадут украсть сами у себя. Да и набор работ, как известно, больше, за что спасибо областным властям.


    Но перейдем к самому больному, на мой взгляд, вопросу – необходимости повышения размера минимального взноса. Даже в домах со спецсчетами (напомню, там жильцы могут сами повысить размер платы) очень сложно убедить людей увеличить взносы – такие протоколы есть, но их единицы). Вот последует постановление правительства – все пойдут платить. К сожалению, и В. И. Назаров, и А. Л. Бурков – единственные, кто правомочен был решить вопрос, от решения уходят. То выборы президента, то Конституция, в этом году – выборы Думы.


    Известно, что последний раз, еще при Марине Степановой, фонд вышел с предложением повысить взнос до 10 рублей в месяц с января 2021 года. Минэнерго подготовило проект постановления правительства Омской области, но губернатор его не поддержал. Вот что он сказал на заседании правительства: «Нужно учитывать, в каком положении наши граждане. Мы находимся в условиях пандемии. Исходя из этого, я считаю, что рост на 46 % недопустим. Мною было принято решение не рассматривать данный вопрос. Повышения тарифа на капитальный ремонт на следующий год не будет».


    Нельзя на 46 % – повысили хотя бы на рубль. Это позволило бы увеличить объем работ. Как я понимаю, в 2022 году федеральных выборов не будет, и, наконец, размер взноса повысят (по закону раньше этого сделать теперь нельзя).


    Если смотреть по стране, Омск на 14-м месте с конца по размеру взноса, после него либо небольшие национальные территории, либо типа Татарстана и Нижнего Новгорода, где ремонт существенно дотирует бюджет. А средний размер взноса по стране сегодня 8,8 рубля с метра. Напомним, что когда рабочая группа, – а позволю напомнить, я был там заместителем председателя, – вела расчет стоимости работ, еще в 2013 году насчитали, что взнос должен быть 13 рублей 74 копейки. Никто наши расчеты не оспорил, но взнос и в 2021 году остался вполовину меньше. Крайним перед людьми ставят фонд: народ же не вникает в эти вещи, и сплошь и рядом говорят мне на личном приеме, что в фонде такие-сякие. Удобная позиция для чиновников – обвиняют-то не их.


Не сидеть на деньгах


    Что касается самого Регионального фонда капитального ремонта многоквартирных домов. Понимаю, что обижу больших начальников, но сколько можно тусовать карты! Каждый год в своей записной книжке меняю телефон руководителя фонда. За 8 лет работы – 7 директоров. Не успевает человек вникнуть, а его уже сняли или перевели.


И кто бы объяснил, что, если Марина Степанова не устраивала, в двухмиллионном Омске опять не нашли достойного специалиста, даже не искали – нужно было звать из Екатеринбурга, да еще без опыта работы в жилищных организациях (напомню: двое прошлых были с Алтая и Севастополя). Вот обсуждает народ – это второй Минздрав или какая-то недоступная нашему пониманию комбинация.


    Вообще нужно признать объективно, что М. В. Степанова со своим трудовым коллективом за два года достигла положительных результатов. Я не о том смешном рейтинге, который вице-адмирал по видеоконференции рассказывал, а о реальных достижениях. Во-первых, она прекратила негодную практику, за что мы постоянно сцеплялись с тогдашним министром В. С. Стрельцовым – когда полмиллиарда денег фонда лежали в банке, принося фонду дивиденды. К началу 2021 года на счетах фонда оставалось всего лишь 257 миллионов рублей, и они были законтрактованы. Часть специалистов критикуют Марину Степанову за дефицит средств фонда, достигший 1,6 миллиарда рублей, несправедливо. Проще было сидеть на этих деньгах, а они выполнили большой объем работ, часть из которых дорогостоящие – замена лифтов. Порадовали людей, наших омичей.


    Вторым достижением трудового коллектива фонда под ее руководством считаю увеличение штата фонда на 20 человек, укрепление за счет этого подразделения по взысканию дебиторской задолженности и впервые удалось остановить рост задолженности, более того – за 2020 год произошло снижение долгов на 66 миллионов рублей. Иными словами, это увеличение штата экономически оказалось оправданным.


    Еще в пользу М. Степановой скажу, что два года фонд не был в центре крупных скандалов, что, поверьте, при ситуации дефицита средств и постоянного нахождения в эпицентре споров жильцов и подрядчиков – тоже достижение.


Курс на село


    Есть и два неоднозначных момента. Во-первых, это формирование крупных лотов, что связывают с лоббированием интересов екатеринбургских подрядчиков. Здесь нельзя давать однозначную оценку. Дело в том, что до М. Степановой вроде хотели помочь малому бизнесу и формировали небольшие лоты – приходили конторы «Рога и копыта», с которых потом 5 лет гарантии не спросишь. Большая фирма понадежнее будет. Потому я бы не стал критиковать большие лоты.


Другое дело, что после ухода С. Г. Гребенщикова фонд совершенно прекратил работать с районными администрациями. Кто помнит, в свое время заключили соглашения между муниципальными районами и фондом, но сейчас фактически эти соглашения лежат невостребованными, а ведь совершенно верно не раз отмечал глава Любинского муниципального района, член политсовета партии «Единая Россия» Абай Курмашович Ракимжанов: выделите дома района в один лот – мы пойдем одним из предприятий района на торги, получим налоги в районный бюджет.


    При подготовке материала новый руководитель фонда Рустем Протасов высказал мысль о необходимости перенести основной упор работы фонда на муниципальные районы, которые в первые годы были средствами обижены, – в 2021 году предполагается половину от общего числа домов отремонтировать в селе, ремонт придет в 28 районов. В связи с этим предлагаю провести совещание в Минэнерго с муниципальными районами, и кто из глав обратится с предложениями – вернуться к этим соглашениям и сформировать лоты по районам. Всяко у себя в районе глава проследит за ремонтом и за гарантийными обязательствами. И бюджет свой пополним, а не екатеринбургский.


    Вторая неоднозначная, а для меня однозначно отрицательная тема – передача полномочий стройконтроля от фонда к выбранной по контракту организации. Для неспециалистов поясню формальную сторону: если будут потом выявлены «косяки», фонд может выставить счет этой конторе. В реальной жизни там уставный капитал – копейки, чего вы им выставите?! Реальная причина – М. В. Степанова сняла с себя ответственность, ведь, кто помнит, постоянно то зама поймали на взятке за сдачу объекта, то внутри конторы одного или другого специалиста за это выгоняли. Тогда говорил и сейчас остался при мнении, что всегда будут взяточники на приемке, так и при КПСС было, но стройконтроль и приемка должны оставаться за фондом. Этим конкурсом мы только обманываем жильцов и государство – в итоге по суду отвечать все равно будет фонд, то есть бюджет, а ваш регрессный иск на эту мелкую фирмочку ничего не даст.


Почему закон не писан?


    Завершающую часть, как обычно, посвятим проблемам законодательства. Есть вещи – ну просто не объяснимые ничем, кроме как слабым знанием депутатами всех уровней практики жизни за окнами залов заседаний. Как писал выше, встречаюсь с новым руководителем фонда – человек только два месяца отработал, но уже увидел эту проблему: приезжает районный глава и говорит – сделай ремонт вот этого дома. Тот показывает – вот соседний дом, сбор 80 %, а здесь в два раза меньше, но глава требует именно этот дом, он по плану. Считаю очевидным, что фонд и субъект должны иметь право перемещать дома в программе по годам выполнения, согласно фактическому сбору платы. Каждый год вносятся предложения в Госдуму по изменению статьи № 168 ЖК РФ, но решение всякий раз не принимается, так как против правительство, – хотят за счет добросовестных жильцов ремонтировать на общем котле дома, где люди не платят.


   Что касается вопросов, которые мы вправе решить на уровне области, – три года не вносят изменение в часть 2 статьи 15 закона № 1568 о дополнении разрешенного перечня работ на спецсчетах модернизацией инженерной системы газоснабжения с целью перехода на природный газ. С одной стороны, пресс-служба губернатора хвастается подписанным соглашением с «Газпромом», и это действительно радует. С другой стороны, не делаем шагов навстречу – люди готовы внести свои деньги, из бюджета ни копейки не просят. Еще в 2017 году прежним губернатором утверждены первые пять домов, где газопроводы идут фактически по дворам – Вокзальная, 1, Избышева, 15/1, 19-я Марьяновская, 42/1 и 42/2, и Таллинская, 74. И три года готовую бумажку никто не подписывает. Как что надо – к выборам обещают, выборы прошли – забывают. Без фамилий пока пишу, в надежде, что чиновники и депутаты сами знают, кого имею в виду, – надеюсь, совесть проснется, наконец.


    Если говорить о перспективах – фонд должен готовиться к изменению формата выполнения судебных решений. Уже вынесены, устояли в апелляции и вступили в силу три решения в отношении домов по ул. Бархатовой, 6, 6а и 6в, по новому тексту статьи 190.1 ЖК РФ – когда мэрия должна перечислять средства на выполнение работ по судебным домам в фонд капремонта. И это правильно, сразу снимаются все конфликтные ситуации.

    


Журнал «КС (Энергетика и ЖКХ)» № 1(46) 2021 г.

 

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.