Маркировка: неготовность номер один? Как производители начали работать в условиях обязательной маркировки мороженого и сыра

С 1 июня в стране началась обязательная маркировка мороженого и сыра. Оператор маркировки, Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), сообщил, что регистрацию и учет продукции в системе «Честный знак» прошли 87 % производителей мороженого и 100 % – сыра. Однако сами производители заявляют о неготовности к работе в новых условиях и предупреждают о возможных негативных последствиях данного шага для отрасли.

 

a22 (1).jpg  

Олег Сирота, председатель Союза сыроваров России:

Маркировка в период выхода из кризиса – это как введение нового налога 

    – На самом деле вся страна еще отходит от пандемии, я активно участвовал в совещаниях по маркировке, боролся за отсрочки для мелких производителей, общался с коллегами – у всех была некоторая паника и непонимание, как работать в новых реалиях. Процесс внедряется очень быстро, и объективно к нему на все 100 % не могут быть готовы не только малые предприятия, но и даже крупные. Плюс есть некоторые проблемы с информационным освещением процесса внедрения маркировки: уверен, что некоторые производители, которые варят сыр дома для себя и на продажу соседям, даже не знают об этом нововведении. Благо для крестьянско-фермерских хозяйств мы добились отсрочки до 1 декабря 2022 года. К сожалению, в этот список не попали микропредприятия и те, кто продает продукцию в сети.       

       

    Главная сложность в том, что никто не понимал, как работать с маркировкой. Фермеру-сыровару, особенно тому, кто сам трудится на земле и в цеху, нелегко разобраться во всех нюансах новой системы. Мне самому пришлось очень плотно погрузиться в тему и потратить немало времени, чтобы изучить все нюансы. Безусловно, есть и финансовые трудности – их, конечно, помогает решить льготный кредит на маркировку, но, во-первых, не всем производителям он доступен, а, во-вторых, почти все развивающиеся сыродельни и так в кредитах, и эта нагрузка на производителя еще возрастает.


    Пандемия ударила многим по карману, особенно тем, кто поставлял сыры в рестораны, поэтому внедрение маркировки сейчас, когда мы только выходим из кризиса, это как введение нового налога. Так или иначе, маркировка уколола всех: и нас, «малышей», и средний бизнес, и даже холдинги. У нас, конечно, затраты на внедрение маркировки несопоставимые, но и доходы тоже разные. Пока уверенно чувствуют себя только КФХ, которым очень сильно помогла отсрочка.


    Если говорить о способах нанесения маркировки, то типографский метод малому бизнесу не выгоден и не всегда подходит, ведь люди берут сыр на развес. Йогурты и молочку, наверное, проще маркировать типографским способом, но мы посчитали, что специализированная наклейка даже тут немного дешевле. Фермер сегодня и так вынужден экономить каждую копейку. На себестоимости продукции, безусловно, это отражается, мы пока даже затрудняемся посчитать, сколько затрат будет по итогам.


Как минимум это стоимость стикера. В реальности же все зависит от объемов продаж, так как пакетное решение для всех малых предприятий по стоимости примерно одинаковое. Сыровары с 20 литрами переработки молока в день или 1 тонны потратят одинаковую сумму.


    Крупному производителю удобнее маркировать продукцию типографским способом. У промышленников ситуация тоже критическая, многим нужно переоборудовать все автоматические линии производства, а это очень недешево. Я выражаю большую надежду, что многие не закроются. В конце концов, маркировка не так страшна, как казалось нам в начале этого пути, но в любом случае «прелести» данного новшества ощутил на себе каждый производитель.

 

a22 (2).jpg

Наталья Уткина, заместитель генерального директора, главный технолог Союза мороженщиков России:

В мире нет такой практики – наносить на каждую порцию мороженого уникальный код!

    – Никто из крупных производителей мороженого не смог полностью подготовиться к введению маркировки с 1 июня. Технического решения, как наносить и считывать код в условиях производства промышленного масштаба, так и не найдено. В основном используются какие-то промежуточные решения, но они больше подходят для мелких компаний. А те предприятия, где установлены высокопроизводительные линии, вынуждены останавливать часть из них. Интеграторы, которые обещали подготовить мороженщиков к нововведению, на практике не успели выполнить свои обязательства.


    Союз мороженщиков России не раз обращался к власти   с призывом отложить маркировку, но ее все-таки ввели, да еще в период высокого сезона, когда любой простой влечет большие финансовые потери. Ведь холодное лакомство делают всего 100 дней в году, и в это время производства работают круглосуточно и без выходных. Сегодня нас выручает только то, что производители сделали увеличенные запасы продукции до введения маркировки – на 20–30 % больше, чем обычно. И пока простаивают линии, реализация мороженого идет без сбоев только благодаря этому шагу.


    На подготовку к маркировке мороженщикам было дано два с половиной года, но один из них – карантинный. При этом у нас нет соответствующего отечественного оборудования – оно везется из Италии, Германии, Дании, а поставки из-за границы в пандемию сейчас усложнились. Для низкопроизводительных линий выход нашелся – стикеры просто печатают на принтере и вручную наносят на каждую порцию мороженого. Но только представьте, сколько людей дополнительно привлекается!   Производительность средней установки – около 7 тысяч порций в час, ее обслуживают всего пять человек. А сейчас нужно ставить десять человек на эту линию – получается, что при той же производительности затраты растут в разы. Но на это приходится идти, чтобы не возникло дефицита на рынке и фабрики не простаивали в «горячий» период.


     В мире нет такой практики – наносить на каждую порцию мороженого уникальный код. Это очень сложная работа с переменными данными, и у наших предприятий нет подобного опыта. Типографии тоже не сумели подготовиться к нововведению до 1 апреля, а пострадали крупные игроки, которые на них рассчитывали. Почему я говорю про 1 апреля? Дело в том, что основной объем упаковки к этому времени уже лежит на складах предприятий, готовый к использованию в высокий сезон.


   Но в этом году типографии не справились со своей новой задачей, и мороженщикам пришлось самим печатать коды.   Ситуация так сложилась не по вине производителей – это объективные обстоятельства, которые были предсказуемы.


   Государство попыталось поддержать отрасль, обязав торговые сети принимать продукцию, выпущенную до 31 мая. Мы надеемся, что пока будут распродаваться сделанные запасы, производители успеют наладить работу по новым правилам, потому что процесс все равно идет. Думаю, если и возникнет дефицит мороженого, то, скорее всего, в плане ассортимента – возможно, не будет какого-то вида, но основные ходовые позиции производители все-таки смогут обеспечить.


    Безусловно, из-за маркировки мороженое подорожает. Стоимость каждого кода – 50 копеек на порцию, и еще 25–40 копеек – за его нанесение. Вот эти затраты наверняка лягут на потребителя. Другой момент – стоимость самого оборудования для маркировки, которая «съест» годовую прибыль предприятия. Возможно, эту часть затрат производители возьмут полностью на себя, чтобы не поднимать цены еще выше.


     Вполне вероятно, что кто-то из игроков не сможет адаптироваться к новым условиям. Но пока сигналов о закрытии из-за маркировки от предприятий не поступало. Думаю, лидеры отрасли все-таки переживут этот сложный период и смогут удержать свои позиции на рынке.

 

 

 

 

Журнал «Сельская Сибирь» № 3 (23) 2021

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.