Заказать звонок

Пять важных судебных решений 2019 года в энергетике и ЖКХ

Анализируя практику разрешения Верховным судом РФ споров в сфере энергетики и ЖКХ, предлагаем вспомнить 5 наиболее значимых актов высшей судебной инстанции страны в этой области.

 

1. Как правильно приватизировать публичное генерирующее и сетевое имущество?


Верховный суд РФ издал определение от 19.03.2019 по делу № А41-34517/2017 по вопросу оценки допустимости внесения МУПом публичного генерирующего и теплосетевого имущества в уставный капитал акционерного общества.


Ключевой вывод:


Объекты электросетевого хозяйства, источники тепловой энергии, тепловые сети, централизованные системы горячего водоснабжения и отдельные объекты таких систем могут приватизироваться в порядке и способами, которые установлены законом, но только при условии их обременения инвестиционными и эксплуатационными обязательствами.


Основные тезисы:


1. Пунктом 1 статьи 30.1 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее – Закон № 178-ФЗ) предусмотрено, что объекты электросетевого хозяйства, источники тепловой энергии, тепловые сети, централизованные системы горячего водоснабжения и отдельные объекты таких систем могут приватизироваться в порядке и способами, которые установлены законом, при условии их обременения обязательствами по строительству, реконструкции и (или) модернизации (инвестиционные обязательства), обязательствами по эксплуатации (эксплуатационные обязательства).


Перечень способов приватизации государственного и муниципального имущества содержится в статье 13 Закона № 178-ФЗ. Данный перечень включает в себя в том числе внесение государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставный капитал акционерного общества.


Следовательно, приватизация объектов теплоснабжения (в т. ч. и путем внесения МУПом публичного имущества в качестве вклада в уставный капитал акционерного общества) допускается любым из способов при условии их обременения инвестиционными и эксплуатационными обязательствами.


2. По смыслу пунктов 3 и 6 статьи 30.1 Закона № 178-ФЗ целью обременения имущества эксплуатационным обязательством является в т. ч. защита потребителей энергии.


Таким обременением устанавливается обязанность поставлять потребителям и абонентам товары, оказывать услуги по регулируемым ценам (тарифам) в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации и обеспечивать возможность получения потребителями и абонентами соответствующих товаров, услуг, за исключением случаев, если прекращение или приостановление предоставления потребителям товаров, услуг предусмотрено нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 3); а также указывается максимальный период прекращения поставок потребителям и абонентам соответствующих товаров, оказания услуг и допустимый объем непредоставления соответствующих товаров, услуг, превышение которых является существенным нарушением эксплуатационного обязательства собственником и (или) законным владельцем указанного в пункте 1 настоящей статьи имущества (пункт 6).


В силу пункта 13 статьи 30.1 Закона № 178-ФЗ инвестиционные обязательства и (или) эксплуатационные обязательства в отношении указанного в пункте 1 той же статьи имущества сохраняются в случае перехода права собственности на него к другому лицу.


Данные ограничения обусловлены спецификой отчуждаемого имущества и необходимостью защиты интересов неопределенного круга лиц – потребителей (особой значимостью обеспечения их тепловой энергией), а не защитой имущественных интересов публично-правового собственника приватизируемого имущества.


Соответственно, ключевым для решения вопроса о необходимости обременения является назначение объекта приватизации. При этом без наличия соответствующего обременения (при неустановлении такового) у публичного собственника имущества будет отсутствовать возможность влиять на правоотношения сторон (защита слабой стороны договора – потребителя) в случае неисполнения владельцем имущества обязательств по поставке коммунального ресурса, его поставки ненадлежащего качества либо по завышенной цене.

 

2. Можно ли установить «заглушку» при долгах за «коммуналку»?

Верховный суд РФ оценил законность приостановки оказания услуги водоотведения. См. Постановление Верховного суда РФ от 05.03.2019 № 47-АД19-2.


Основной вывод:


Приостановке оказания (в установленных законом порядке и пределах) подлежит только та коммунальная услуга, в отношении оплаты которой у ее потребителя возникла задолженность.


Ключевые тезисы:


1. Согласно пунктам 118, 119 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 (Правила), задолженность потребителя по каждому виду коммунальной услуги подлежит расчету в отдельности, а ограничению либо приостановлению в случае неполной оплаты потребителем подлежит конкретная (не полностью оплаченная) коммунальная услуга.


2. Доказательств того, что управляющей организацией собственнику квартиры было направлено извещение о задолженности по коммунальной услуге водоотведение, в материалах дела не имеется. Кроме того, по смыслу действующих норм, приостановлению предоставления коммунальной услуги должно предшествовать ограничение ее предоставления. При отсутствии технической возможности введения ограничения предоставление коммунальной услуги может быть приостановлено без предварительного введения ограничения.


При этом в силу пункта 114 Правил при ограничении предоставления коммунальной услуги исполнитель временно уменьшает объем (количество) подачи потребителю коммунального ресурса соответствующего вида и (или) вводит график предоставления коммунальной услуги в течение суток. При приостановлении предоставления коммунальной услуги исполнитель временно прекращает подачу потребителю коммунального ресурса соответствующего вида. В случае, когда приостановление предоставления коммунальной услуги вызвано наличием у потребителя задолженности по оплате коммунальной услуги, исполнитель обязан опломбировать механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в многоквартирном доме за пределами или внутри помещения, которым пользуется потребитель-должник, и связанное с предоставлением ему коммунальных услуг.


Однако в рассматриваемом случае вопрос о наличии либо отсутствии технической возможности введения ограничения предоставления коммунальной услуги нигде не отражен. Сведений о том, что потребителю был временно уменьшен объем (количество) подачи коммунального ресурса и (или) введен график предоставления коммунальной услуги в течение суток, в материалах дела не имеется. Предоставление коммунальной услуги водоотведение путем установки ограничивающего устройства (заглушки) было приостановлено, минуя этап ограничения предоставления коммунальной услуги в отсутствие указания на техническую невозможность введения ограничения, что противоречит положениям пункта 119 Правил.


Таким образом, коммунальная услуга водоотведение приостановлена с нарушением установленного порядка без достаточных на то оснований.


3. В пункте 40 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.06.2017 № 22 «О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности», в частности, разъяснено, что само по себе наличие задолженности по оплате коммунальной услуги не может служить безусловным основанием для приостановления или ограничения предоставления такой коммунальной услуги. Действия исполнителя коммунальной услуги по приостановлению или ограничению предоставления коммунальной услуги должны быть соразмерны допущенному нанимателем (собственником) нарушению, не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения, не нарушать прав и законных интересов других лиц и не создавать угрозу жизни и здоровью окружающих.


Установленные же по делу обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, что действиями исполнителя коммунальных услуг (приостановление водоотведения) нарушены санитарно-гигиенические условия проживания в квартире и установленные требования пригодности жилого помещения для постоянного проживания граждан, что недопустимо.

 

3. Можно ли оспорить в суде уведомление о вводе ограничения энергоснабжения потребителя?


Верховный суд РФ оценил возможность признания незаконным (в судебном порядке) уведомления энергоснабжающей организации о вводе ограничения энергоснабжения потребителя. См. определение от 15.04.2019 по делу № 306-ЭС18-20653.


Основной вывод:


Потребитель вправе инициировать судебную проверку законности уведомления энергоснабжающей организации о вводе ограничения энергоснабжения.


Ключевые тезисы:


1. Вопреки доводу энергоснабжающей организации об информационном характере уведомления об ограничении энергоснабжения потребителя (далее – уведомление), его направление является обязательным этапом введения ограничения режима потребления электрической энергии, за которым для потребителя возникают неблагоприятные последствия. При этом отказ потребителя от признания задолженности, указанной в уведомлении, не является препятствием для введения ограничения режима потребления энергии.


2. Отказывая потребителю в удовлетворении иска о признании уведомления незаконным лишь по основанию неверного выбора им способа защиты права, суды не учли, что предусмотренный абзацем третьим статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты права путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, носит превентивный характер, направлен на исключение угрозы материальному праву истца, предупреждение вредных последствий таких действий.


Возмещение убытков, возникших после введения ограничения, не обеспечивает потребителю такой возможности.


Кроме того, из пояснений сторон следует, что направление энергоснабжающей организацией уведомлений об ограничении приобрело системный характер в силу возникших между сторонами договора энергоснабжения разногласий о приборе учета, который должен использоваться в расчетах за поставленную электрическую энергию. Энергоснабжающая организация, не реализуя право на обращение в арбитражный суд с иском о взыскании с потребителя задолженности или с иным иском, рассмотрение которого внесет определенность в правоотношения сторон по расчетам, использует несудебную процедуру с целью понудить потребителя произвести оплату долга.


Уплата энергоснабжающей организации суммы задолженности при несогласии потребителя с наличием задолженности не лишает последнего права на судебную проверку законности уведомления.


При таких обстоятельствах выбранный потребителем способ защиты является надлежащим, соотносится с правом истца самостоятельно определить наиболее эффективный способ защиты права из предусмотренных законодательством способов.


3. Обоснованность направления уведомления, включая основание возникновения задолженности, входит в предмет исследования и оценки судов по заявленному потребителем требованию и служит цели внесения определенности в правоотношения сторон. При этом право потребителя на оспаривание действий энергоснабжающей организации по основаниям, предусмотренным антимонопольным законодательством, не исключает выбранного им способа защиты.


4. Наличие автономной системы отопления конкретного помещения в МКД. Освобождает ли от оплаты тепла на ОДН?


Верховный суд РФ издал определение от 07.06.2019 № 308-ЭС18-25891 (дело № А53-39337/2017).


Основной вывод:


Наличие у собственника нежилого помещения в МКД собственной системы автономного отопления данного помещения не исключает использование этим собственником внутридомовой системы отопления и, как следствие, не исключает обязательств собственника по оплате (в адрес ТСЖ) стоимости централизованного теплоснабжения в МКД.


Ключевые тезисы:


1. Изменениями, внесенными с 01.01.2017 Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2016 № 1498 в Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 (далее – Правила № 354), предусмотрено, что поставка холодной воды, горячей воды, тепловой энергии, электрической энергии и газа в нежилое помещение в многоквартирном доме, а также отведение сточных вод осуществляются на основании договоров ресурсоснабжения, заключенных в письменной форме непосредственно с ресурсоснабжающей организацией (пункт 6 Правил № 354).


Вместе с тем, организация, осуществляющая управление многоквартирным домом (в частности, ТСЖ), сохранила право требовать с собственников нежилых помещений в МКД стоимость коммунальных услуг, предоставленных на общедомовые нужды (пункт 40 Правил № 354).


В связи с этим ТСЖ, выбранное собственниками для управления многоквартирным домом (далее – МКД) в декабре 2014 года и заключившее в феврале 2015 года договор теплоснабжения с ресурсоснабжающей организацией для предоставления коммунальной услуги теплоснабжения собственникам жилых и нежилых помещений, вправе требовать оплаты стоимости услуги отопления до 01.01.2017 в полном объеме, а после 01.01.2017 – как минимум в объеме, приходящемся на общедомовые нужды.


2. Предполагается, что собственники и иные законные владельцы помещений МКД, обеспеченного внутридомовой системой отопления, подключенной к централизованным сетям теплоснабжения, потребляют тепловую энергию на обогрев принадлежащих им помещений через систему отопления, к элементам которой, по отношению к отдельному помещению, расположенному внутри МКД, помимо отопительных приборов относятся полотенцесушители, разводящий трубопровод и стояки внутридомовой системы теплоснабжения, проходящие транзитом через такие помещения, а также ограждающие конструкции, в том числе плиты перекрытий и стены, граничащие с соседними помещениями, и через которые в это помещение поступает теплота («ГОСТ Р 56501-2015. Национальный стандарт Российской Федерации. Услуги жилищно-коммунального хозяйства и управления многоквартирными домами. Услуги содержания внутридомовых систем теплоснабжения, отопления и горячего водоснабжения многоквартирных домов. Общие требования», введен в действие приказом Росстандарта от 30.06.2015 № 823-ст).


3. По общему правилу, отказ собственников и пользователей отдельных помещений в МКД от коммунальной услуги по отоплению, как и полное исключение расходов на оплату используемой для обогрева дома тепловой энергии, не допускается.


Указанная презумпция может быть опровергнута отсутствием фактического потребления тепловой энергии, обусловленным, в частности, согласованным в установленном порядке демонтажем системы отопления помещения с переходом на иной вид теплоснабжения и надлежащей изоляцией проходящих через помещение элементов внутридомовой системы, а также изначальным отсутствием в помещении элементов системы отопления (неотапливаемое помещение).


Наличие у ответчика собственной системы автономного отопления нежилых помещений с 2007 года не исключает использование внутридомовой системы отопления.


4. Поскольку плата за отопление вносится совокупно без разделения на плату в помещении и плату на общедомовые нужды, собственники, демонтировавшие систему отопления на законных основаниях с оформлением соответствующих разрешительных документов, как правило, не подлежат освобождению от оплаты той ее части, которая приходится на общедомовые нужды.


Отсутствие в Правилах № 354 методики (формулы), позволяющей определить размер этой платы, не исключает необходимость использования судом иных процессуальных средств для установления ее размера, в числе которых, например, проведение экспертного исследования либо (при отсутствии в МКД общедомового прибора учета) выделение из общего норматива потребления коммунальной услуги отопления, утвержденного соответствующим органом, части, приходящей на общедомовые нужды.

 

Справка


Ранее (в 2016 году) в рамках схожего по фактуре дела по спору между РСО и потребителем Верховный суд РФ пришел к следующему выводу: прохождение трубопровода через нежилое помещение в МКД не свидетельствует о потреблении тепла собственником данного помещения (определение ВС РФ от 30.08.2016 № 71-КГ16-12).

 

5. Можно ли применить повышающий коэффициент за отсутствие прибора учета энергии в жилом помещении к несобственнику жилого помещения в МКД?


Верховный суд РФ оценил возможность применения повышающего коэффициента к нормативу потребления энергии (за отсутствие приборов учета энергии в жилых помещениях многоквартирного дома) к лицам, не являющимся собственниками жилых помещений в доме. См. определение Верховного суда РФ от 18.07.2019 по делу № 307-ЭС19-6279.


Основной вывод:


Начисление платы за коммунальные услуги с применением повышающих коэффициентов (за отсутствие приборов учета энергии) к нормативу потребления допускается только в отношении собственников жилых помещений в многоквартирном доме и не может быть осуществлено в отношении нанимателей, не наделенных полномочиями по самостоятельному решению вопроса об оснащении помещений приборами учета потребляемых энергоресурсов.


Ключевые тезисы:


1. Применительно к многоквартирному дому (МКД) обязанность обеспечить оснащение жилых или нежилых помещений МКД приборами учета возлагается на собственников этих помещений.


При этом действующее законодательство возлагает на собственника помещения в МКД обязанность по оборудованию этого помещения приборами учета независимо от того, относится ли оно к государственному (муниципальному) или частному жилищному фонду, и независимо от того, использует ли собственник принадлежащее ему помещение для проживания или сдает это помещения внаем другим лицам.


2. В соответствии с действующим законодательством при отсутствии индивидуального или общего (квартирного) прибора учета холодной воды, горячей воды, электрической энергии и в случае наличия обязанности установки такого прибора учета размер платы за коммунальную услугу по холодному водоснабжению, горячему водоснабжению и (или) электроснабжению определяется исходя из норматива потребления коммунальной услуги по холодному водоснабжению, горячему водоснабжению и (или) электроснабжению с применением повышающего коэффициента, величина которого в 2016 году принимается равной 1,4, а с 1 января 2017 года – 1,5.


Этот коэффициент не применяется при наличии акта обследования на предмет установления наличия (отсутствия) технической возможности установки индивидуального, общего (квартирного) прибора учета холодной воды, горячей воды и (или) электрической энергии, подтверждающего отсутствие технической возможности установки такого прибора учета, начиная с расчетного периода, в котором составлен такой акт.


Следовательно, применение повышающего коэффициента к нормативу потребления соответствующей коммунальной услуги обусловлено:


- во-первых, наличием предусмотренной действующим законодательством обязанности по оснащению помещения приборами учета используемых воды, электрической энергии;


- во-вторых, отсутствием в помещении таких приборов учета при наличии технической возможности их установки.


Поскольку законодательство возлагает обязанность по оснащению жилого помещения в МКД на его собственника, а учреждение, как представитель собственника спорных жилых помещений, не ссылалось на отсутствие технической возможности установки ИПУ электроснабжения в этих помещениях, у судов отсутствовали основания для освобождения собственника от обязанности внесения платы, обусловленной отсутствием ИПУ в принадлежащих ему помещениях.


3. Судебная коллегия разделяет толкование действующих норм жилищного законодательства как исключающих возможность возложения неблагоприятных имущественных последствий (применение повышающего коэффициента) за несовершение действий по оборудованию жилых помещений приборами учета потребляемых ресурсов на лиц (нанимателей), не являющихся собственниками помещений, не управомоченных в силу закона на самостоятельное решение вопроса об оснащении этих помещений приборами учета и не несущих в силу закона обязанности по их установке.


По материалам портала «Правовые аспекты энергосбережения»

 

   

Журнал «КС (Энергетика и ЖКХ)» № 1(45) 2020 г.

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.