Заказать звонок

Сколько ВИЭ нужно России

Министерство экономики хочет вдвое сократить перспективную программу поддержки ВИЭ-энергетики на 2025–2035 гг. В качестве альтернативы ведомство предлагает ускорить процесс перехода к сетевому паритету (равной цене киловатта из традиционных и возобновляемых источников). Энергетиков не устраивают оба варианта. Предложение Минэкономразвития ясно показывает, что в России, в отличие от европейских стран, возобновляемой энергетике не стоит рассчитывать на привилегированное положение и следует опираться на собственные силы. Поговорим о плюсах и минусах такого подхода.

      

NGS4 28-29 1.png


Дмитрий Коптев член Экспертного совета Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)


«Сегодня Россия практически незаметна на мировой карте «альтернативной» энергетики. Если в мире доля ВИЭ составляет 9,8 %, в промышленно развитой Германии – 42 %, то в РФ – 0,2 %. Хорошо это или плохо?.. С одной стороны, плюсы, связанные с переходом от сжигания угля, нефти и газа к получению энергии от солнца и ветра, несомненны, но, с другой - добыча сырья для производства тех же аккумуляторов наносит ощутимый вред экологии.» 


Главная причина, по которой министерство выступило за секвестр разработанного Минэнерго плана, – опасения, что в противном случае рост цен на электроэнергию не удастся удержать в рамках официальной инфляции. Удержание тарифов в этих рамках – важнейшая задача, которую ставит перед собой и подведомственным бизнесом экономический блок российского правительства. Об этом, например, часто говорят розничные торговцы топливом, которым прямо запрещается поднимать цены выше официального индекса потребительских цен вне зависимости от ситуации на оптовом рынке.


Дорогое удовольствие

   

 Инвесторы в ВИЭ возвращают расходы на строительство электростанций за счет повышенных платежей потребителей по договорам поставки мощности. В рамках действующей программы поддержки ВИЭ, которая рассчитана на 2014–2024 гг., должна быть построена «зеленая» генерация установленной мощностью около 6 ГВт. Проектам, прошедшим отбор, гарантируется окупаемость инвестиций с базовой доходностью 12 % годовых за счет повышенных платежей оптовых потребителей.

   

 Отбор проектов проводит «Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии» (входит в «Совет рынка»). Порядок тарифного регулирования определен Постановлением Правительства РФ от 23.01.2015 № 47. «Федеральным законом «Об электроэнергетике» предусмотрен механизм поддержки использования ВИЭ, в соответствии с которым сетевые компании… обязаны покупать электроэнергию квалифицированных генерирующих объектов ВИЭ по регулируемым тарифам, устанавливаемым органами исполнительной власти субъектов Федерации», – говорится в этом документе. При этом целью стимулирования использования ВИЭ называется «эффективное использование в регионах местных видов топлива и энергии для производства тепловой и электрической энергии, решения экологических и социальных проблем».

    

Сейчас концепция явным образом поменялась. В Минэкономразвития «Коммерсанту» заявили, что ведомство «стремится к оптимизации нагрузки на оптовый рынок» и что ВИЭ необходимо поддерживать с использованием в том числе «потенциала добровольного спроса потребителей, для которых необходимо подтверждение «зелености» энергии, потребляемой при производстве товаров».

   

 Таким образом, проблема поддержки «зеленой» энергетики – по крайней мере, частично – выводится из сферы ответственности государства и переходит в область частных интересов экологических активистов. Хотите переплачивать за «чистую» энергию – пожалуйста. Число таких энтузиастов в России, очевидно, невелико, более того, сосредоточены они главным образом в крупных городах, не испытывающих нужды в дополнительных источниках энергии.


«Зеленые» генераторы встревожены. «Потенциальными инвесторами проведена серьезнейшая работа по повышению эффективности работы генерации и оптимизации капитальных и операционных затрат, которые снизились вдвое от текущих значений. Все это будет недостижимо при снижении объемов рынка. Отрасль рассчитывает на то, что эти факторы будут учтены», – сообщили журналистам в Ассоциации развития возобновляемой энергетики.    Как следствие, по оценке руководителя направления «Электроэнергетика» Центра энергетики МШУ «Сколково» Алексея Хохлова, за все годы действия программы удастся построить лишь 2–3 ГВт установленной мощности вместо 7–8 ГВт первоначально запланированных.   

  

  Впрочем, и эти планы кажутся незначительными по сравнению с масштабами проектов, реализуемых в Азии. Так, в начале октября в Китае была запущена солнечная электростанция мощностью 2,2 ГВт. Индийский парк «Бхадла» имеет мощность 2,245 ГВт. Есть и другие примеры проектов гигаваттной мощности.


Свет и тень «чистой энергетики»       

  

  По статистике, которую приводит старший научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии ИПЭИ РАНХиГС Татьяна Ланьшина, Россия практически незаметна на мировой карте «альтернативной» энергетики. Если в мире доля ВИЭ составляет 9,8 %, в промышленно развитой Германии – 42 %, то в России – 0,2 %.

    

Хорошо это или плохо? Зависит от того, с какого угла посмотреть. Плюсы, которые несет в себе переход от сжигания угля, нефти и газа к получению энергии от солнца и ветра, несомненны. Даже если оставить в стороне проблему антропогенного влияния на процессы глобального потепления, никто не спорит с тем, что тепловые электростанции и транспорт на углеводородном топливе, помимо СО2, выбрасывают в воздух и массу загрязняющих веществ.


Добыча, переработка и транспортировка углеводородов также относятся к экологически вредным производствам. Современные технологии способны свести риск ущерба окружающей среде к минимуму, однако от случайностей застраховаться невозможно, а цена ошибки крайне высока. Это показывают примеры катастрофических событий, таких как крушение танкера Exxon Valdez на Аляске, взрыв платформы Deepwater Horizon в Мексиканском заливе или недавняя авария танкера Wakashio, севшего на мель и разломившегося на две части у побережья Маврикия.

 

С другой стороны, есть проблема экологического ущерба, наносимого при добыче сырья для производства аккумуляторов и других, так называемых «материалов энергетического перехода» (ЕТМ). Фактически речь идет о том, что, улучшая экологическую обстановку в богатых странах, энергопереход приводит к ее ухудшению в бедных, где сосредоточены основные запасы ЕТМ.




 
 Например, в Чили производство лития приводит к дальнейшему опустыниванию и без того засушливых территорий в районе пустыни Атакама.

    

В сентябре в журнале Nature Communications была опубликована статья, в которой оценивались потенциальные риски роста добычи так называемых «материалов энергетического перехода» (ЕТМ) в различных странах мира. «Широкомасштабное внедрение низкоуглеродных энергетических технологий будет по-прежнему стимулировать социальные и экологические риски. Горнодобывающая промышленность является интенсивным пользователем энергии и эмитентом парниковых газов и воспринимается как грязная деятельность, которая уже привела к неблагоприятным социальным и экологическим последствиям. Синергию и компромиссы в источниках цепочек поставок ЕТМ следует рассматривать с большей глубиной, чем это происходило до настоящего времени», – делают вывод авторы исследования.

  

  Среди потенциальных рисков увлечения ВИЭ-генерацией называют инвестиционный. Все больше компаний и банков заявляют об отказе от финансирования и развития проектов традиционной энергетики, поиска и освоения новых запасов углеводородов. В то же время значительная часть экспертов уверены, что в ближайшие десятилетия глобальный технологический уклад будет по-прежнему базироваться на традиционных энергоносителях. Результатом отсутствия инвестиций в это направление может стать дефицит предложения и очередной рост цен, который опять же будет более ощутим для развивающихся стран.

    

 Для нашей страны немаловажное значение играет и экономическая составляющая. Развитие технологий делает ВИЭ-энергетику все более конкурентоспособной. Однако в России ей все еще сложно соперничать с дешевым газом, ГЭС и ТЭС с полностью амортизированными основными фондами. То, что в целом энергосистема России при этом энергоизбыточна, на данном этапе оставляет ВИЭ немного места в российской экономике – либо энергоснабжение удаленных объектов, либо работа на общих основаниях в энергодефицитных регионах, таких как Южный федеральный округ.

    

 

Журнал «Нефть и Газ Сибири» №4 (41) 2020

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.