Заказать звонок

Как догнать автоматизацию?

Стремительное развитие автоматизации и робототехники во всех мировых сферах промышленности, энергетики, сельского хозяйства, ритейла, логистики часто только подчеркивает значительное отставание российских технологий от мировых лидеров. Мы используем уже опробованные кем­-то решения, и это еще больше увеличивает разрыв между отечественными и зарубежными разработками в области автоматизации. О том, как можно изменить настоящее и будущее положение России в технологическом мире, мы побеседовали с руководителем проектов автоматических измерительных систем, директором российской Ассоциации производителей автоматизированных информационных систем Михаилом СУЛИМОЙ.

 

­ Несмотря на громкие заявления многих экспертов о наших технологических достижениях, отставание все еще есть, не так ли?


­ Действительно, наше отставание достаточно значительное. Реальность такова, что, к сожалению, общий технологический уровень определяется далеко не единичными прорывами отдельных госкорпараций или НИИ в некоторых узких сферах. Такие достижения не имеют никакого отношения к массовому распространению и повсеместному применению инноваций. Наоборот, монополизация существенно тормозит общее развитие.

 

­ Но ведь именно концентрация ресурсов в одном месте позволяет проводить исследования и создавать новые продукты и решения, генерировать и воплощать идеи. И такое возможно только с применением ресурсов крупных госкорпораций?


­ Если посмотреть на развитие стран – технологических лидеров, обратите внимание, что все по­-настоящему инновационные продукты созданы в среде микропредприятий или в стартап-­среде. Если вы побеседуете с любым руководителем крупной технологической компании, которая выросла из небольшого коллектива энтузиастов, то поймете, чем крупнее компания, тем больше она погружается в операционную деятельность, ведь такой компании необходимо беспокоиться о прибыли, одновременно с этим поддерживать собственную инфраструктуру: платить аренду, зарплаты, закупать материалы и оборудование и т.д. В таком круговороте нет места инновациям, которые изначально идеалистические – нацелены на решение некой проблемы и направлены на удовлетворение интересов и увлечений.

 

­ Однако не секрет, что 99% создаваемых технологических стартапов или микрокомпаний не достигают успеха. Действительно ли их путь – единственный и результативный?


­ Критерий этого успеха не отражается только лишь в получении прибыли. Технологическое творчество, которое можно наблюдать исключительно в микропредприятиях и стартапах, исходящее от увлеченных людей с фантастической способностью генерации новых идей, и формирование путей их решения – это и есть успех пути таких предприятий и государства, в котором такие люди есть. Самое интересное, что отсутствие успеха у многих микропредприятий не несет никаких затрат для государства, поскольку на начальном этапе множество прототипов создается энтузиастами на личные средства участников проектов. Задача государства – на деле создать благоприятную среду для подобных инициатив, и мы сразу увидим бурное развитие в этом направлении.

 

­ Вы считаете, что только микропредприятия и стартапы способны создать по­-настоящему массовые технологические продукты и изменить нынешнее плачевное состояние как в сфере высоких технологий, так и в понимании потребителей?


­ Только компании, создаваемые энтузиастами, способны, во­первых, предвидеть потребности малых предприятий, частных предпринимателей и граждан. Во­вторых, средства для разработки и создания новых продуктов, доступные для таких команд энтузиастов, способствуют созданию действительно доступных для широких масс продуктов, что помогает быстро внедрять инновации буквально повсеместно.

 

­ Как можно способствовать росту инновационных технологических компаний? Как, допустим, помочь молодежи в выборе будущей профессии?


­ Я считаю, что именно этот вопрос имеет важный смысл. В настоящее время полностью отсутствует централизованная стратегия профориентации молодежи. В истории нашей страны были периоды, когда механизм профориентации более или менее работал. Например, в СССР были доступны разнообразные технические кружки, издавались журналы, в том числе и для детей. Школьников часто приглашали на экскурсии на предприятия, заводы, фабрики, в проектные институты и т.д. И наконец, все, что мастерили своими руками – тоже было частью профориентации, которая дала свои плоды.


Иными словами, профориентация по интересам однозначно присутствовала в обществе, и ее механизм, бесспорно, работал.


­ Можно ли изменить существующее положение вещей при наименьшей потере драгоценного времени, которое сейчас играет против нас?


­ Безусловно, да. Прежде всего, нам на руку общая доступность бесконечной тематической информации в Интернете. Положительным фактором является доступность исходных материалов для технического творчества, развитая внутренняя и международная логистика.


Мы должны как можно скорее начать применять положительный опыт технологически развитых стран Европы, а именно ввести обязательную стажировку для студентов старших курсов в небольших коммерческих компаниях. Поскольку только так у молодых людей будет возможность понять, каким образом функционируют реальные компании, как научиться управлять собственным временем, администрировать задачи, грамотно распределять финансовые инструменты и повысить элементарную финансовую грамотность.


Такой подход будет однозначно взаимовыгодным: студенты получат возможность получить настоящий практический опыт работы и реальные рекомендации для своей будущей карьеры, приглашающая сторона – содействие в выполнении своих задач, так как на маленьких предприятиях небольшое количество сотрудников распределяет между собой множество обязанностей.


Только попробовав на практике то или иное занятие, можно понять, насколько оно действительно соответствует вашим ожиданиям, и, таким образом, на ранних этапах переосмыслить свои предпочтения и определиться с направлением образования и профессионального пути.

 

­ Не кажется ли вам, что такая концепция не совпадает с существующими принципами построения образовательных программ в технических учебных заведениях?


­ Согласен, существующий подход к построению учебных программ давно и безнадежно устарел. Наша система образования не только не способна помочь в профессиональной ориентации и подготовке востребованных узкоспециализированных технических специалистов, но зачастую даже мешает этому процессу.

 

­ Какой вы видите перспективную, на ваш взгляд, систему построения образовательного процесса?


­ Классический пример – известный всем образовательный процесс, применяемый в Стэнфордском университете. Студенты поступают в университет и не имеют определенной специализации, будь то техническое или гуманитарное направление. И только на старших курсах определяются с интересующими их направлениями. Самое интересное, что у студентов есть возможность выбрать сразу несколько диаметрально разных специализаций, что является еще более удивительным для российских студентов.


Ни для кого не секрет, что по­-настоящему глубокие и исчерпывающие знания можно получить только в тех сферах, которые нам действительно интересны. Человек, вовлеченный в какую-­либо тематику, способен усваивать в разы больше информации и делать это значительно рациональнее. Только таким образом можно добиться рационального формирования настоящих профессионалов в своем деле, способных изменить окружающий нас мир.

   

   

Журнал «Нефть и газ Сибири» 2(39)2020

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.