Заказать звонок

Топливное эмбарго: тактика вместо стратегии?

Российское правительство до 1 октября запретило ввоз в страну всех видов топлива. Это позволит не допустить затоваривания на внутреннем рынке и закрытия отечественных НПЗ в связи с резким падением спроса на нефтепродукты. Одни эксперты называют такой шаг вполне логичным, другие считают его неоправданным, а потребители гадают, насколько теперь подорожают ГСМ.

 

Александр НОВАК: «Не рыночная, но необходимая мера»


Правительство РФ ввело временный запрет на ввоз из­за рубежа моторного топлива, в том числе бензина, дизельного топлива, керосина. О такой возможности еще в апреле заявлял министр энергетики Александр НОВАК как о «вынужденной антикризисной мере на полгода». Он отмечал, что многие страны прибегают к этой не совсем рыночной, но необходимой мере.


Особенности работы нефтеперерабатывающих комплексов предусматривают, что загрузка большинства технологических процессов должна находиться на уровне не менее 50–60 % от установленной мощности, в противном случае установка выводится из эксплуатации полностью. На фоне снижения спроса неконтролируемый импорт моторного топлива нарушает баланс топливообеспечения и может привести к закрытию ряда российских НПЗ, а соответственно, к выпадающим объемам выпуска товарной продукции, который не будет закрыт импортом. Такая ситуация создает риски нарушения надежного обеспечения нефтепродуктами аэропортов, дорожного строительства и некоторых производств по дальнейшей переработке нефтепродуктов в товары народного потребления, что неизбежно приведет к локальным дефицитам на региональных рынках и, как следствие, росту цен для конечного потребителя. В Минэнерго утверждают, что запрет импорта не повлияет на стабильность обеспечения топливом внутреннего рынка и не приведет к росту цен на нефтепродукты.

 

Павел ЗАВАЛЬНЫЙ: «Россия не нуждается в импортных ГСМ»


О том, что временно закрыть доступ на российский рынок дешевого бензина из­за рубежа – вполне логичное решение, ранее говорил и председатель Комитета Государственной думы по энергетике Павел ЗАВАЛЬНЫЙ.


«Россия, в принципе, не нуждается в импортных ГСМ, так как отечественные НПЗ производят топливо с избытком. Мы производим в два раза больше солярки, чем потребляем. Половину отправляем на экспорт. Что касается бензина, то в России производится порядка 40 миллионов тонн бензина, соответствующего экологическому классу Евро 5, из них внутри страны потребляем 36 миллионов тонн, оставшиеся четыре миллиона тонн также идут на экспорт», – отмечал эксперт.


По его словам, система ценообразования на ГСМ в России такова, что не зависит напрямую от стоимости нефти на мировом рынке, то есть внутренний рынок защищен от внешней конъюнктуры цен, независимо от того, высокие они или низкие. Две трети в цене ГСМ составляют налоги и акцизы, в том числе топливные акцизные сборы, которые, согласно закону, идут в региональные дорожные фонды.


«Поэтому, например, возможное увеличение объемов импорта бензина по ценам ниже российских из Казахстана, где стоимость топлива формируется иначе – без акцизов, может негативно сказаться на наполнении региональных бюджетов», – цитирует Завального пресс-­служба РГО.


Кроме того, качество импортного топлива зачастую оставляет желать лучшего. «Если имеет место завоз бензина в Россию, то бензин этот часто некачественный, ниже, чем пятый экологический класс, иногда какой­-то прямогонный бензин. Люди в силу коммерческой выгоды покупают, но этого в принципе нельзя допускать», – считает Павел Завальный.

 

Евгений АРКУША: «Не стабилизировать, а убрать конкуренцию»


По мнению президента Российского топливного союза Евгения АРКУШИ, запрет импорта никакого отношения к «стабилизации рынка топлива», как говорится в постановлении правительства, не имеет.


«Это решение явно принято для того, чтобы можно было убрать конкуренцию и повысить цены. Например, 27 мая средняя оптовая цена бензина на бирже выросла на 500 рублей за тонну (около 1 %) на достаточно больших объемах – 21 тыс. т. Хотя, если подходить объективно, до этого цена упала, и упала крайне резко. По сути дела, то, что сейчас происходит, возвращает ситуацию к нормальным для этого времени года ценовым показателям. Биржевые цены на топливо не превысили максимумов этого или прошлого года. Сейчас они находятся примерно на том же уровне, которого достигли перед мартовским обвалом. Есть отдельные регионы вроде Дальнего Востока, где все было плохо и осталось плохо. Но в целом по стране как минимум всю прошлую неделю мы наблюдаем «боковой тренд» в ценах на бензин и дизельное топливо.


Поэтому я считаю, что рынок нашел равновесие между спросом и предложением. Безусловно, ему в этом помогли поставки наших белорусских коллег, которые составляли около 10–15 % от объема биржевых торгов. В общем объеме реализации это было немного, около 2 %, но в целом по бирже они, конечно, стабилизировали рынок. Сейчас они уходят, и цена опять начала расти.

 

Пока ничего страшного не происходит. Пугает другое: у нас постоянно принимаются какие­-то сиюминутные решения под предлогом сложной экономической ситуации. Снизили нормативы обязательных биржевых продаж – я считаю это ошибкой. Убрали экспорт. В принципе, и с ним все было нормально. Тем более что, даже если считать это проблемой, она вскоре разрешилась бы сама собой. Цены на внешнем рынке растут, и рано или поздно белорусские производители ушли бы туда.


Нет стратегии. Вместо нее – не всегда обоснованные тактические движения влево­-вправо. Сейчас снова зашла речь о переносе точки уплаты топливного акциза с НПЗ на АЗС. Уже тысячу раз говорилось на всех уровнях, что, кроме вреда, это никому ничего не принесет. Производители получат сиюминутную выгоду, а остальной рынок только потеряет. Тем не менее эта мера обсуждается вполне серьезно. Надеюсь, Минфин сумеет отстоять свою точку зрения и правительство примет правильное решение.


Когда автолюбители ощутят на своих кошельках рост оптовых цен, прогнозировать трудно. В принципе, у розничных продавцов есть возможности роста. Существует целеуказание – рост цен в пределах инфляции, а в этом году розничные цены практически не выросли. С другой стороны, розничный рынок очень конкурентный, а конкуренция – это фактор, который, к счастью, сдерживает рост цен. Думаю, что если не будет резкого роста оптовых цен, то и розничные цены расти не будут. Может быть, будет рост на какие-­то копейки, но не существенный», – прокомментировал президент Российского топливного союза. Его цитирует Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК). 

 

 

Журнал «Нефть и газ Сибири» 2(39)2020

Читайте также

Оформить подписку
Оформите подписку на выпуск новых журналов. Вы можете оформить как печатную, так и электронную версию подписки.