Анатолий БЕЗЗУБЦЕВ: «213 миллионов компенсации не покроют даже треть ущерба Иртышской птицефабрики от птичьего гриппа»

Из-за вспышки опасного вируса на крупнейшей омской птицефабрике уничтожили все поголовье кур. Теперь предприятию предстоит долгий путь восстановления. О том, можно ли было избежать трагедии, как сохранить свое место на яичном рынке после ЧП и о других проблемах птицеводства – наш разговор с генеральным директором ЗАО «Иртышское» Анатолием БЕЗЗУБЦЕВЫМ.


 беззубцев.jpg


Не привиты – нет защиты


- Анатолий Васильевич, Иртышская птицефабрика стала единственным промышленным предприятием в регионе, пострадавшим от птичьего гриппа. Удалось выяснить, как все-таки вирус попал на производство?


- Я хочу напомнить, что миром правят бактерии, вирусы и одноклеточные и их возможности воздействовать на окружающую среду гораздо выше, чем у человека. Ведь это не Иртышская птицефабрика явилась центром вспышки гриппа птиц. Так получилось, что в природе именно эта опасная болезнь развилась в 2020 году, и не только в России! Во многих странах – Германии, Франции, Голландии и Казахстане – масштабы бедствия гораздо выше. Но это естественный процесс, и на 100 % защититься от угрозы невозможно. Вирус мог попасть на предприятие и от дикой птицы, которая гнездится на близлежащем озере – уткам не запретишь летать над территорией фабрики, испражняться. Инфекцию мог занести кто-то из сотрудников предприятия. Отследить причину почти нереально, и главное – что это меняет? Конечно, мы должны защищаться, но даже если фабрика делает все, чтобы снизить риски заражения, выполняет все требования к условиям содержания птицы, это не дает полной гарантии безопасности.


- Какие выводы сделали из этой ситуации, будут ли усилены меры предосторожности –например, введен запрет для работников предприятия держать птицу в своих подворьях?


- По законодательству мы не имеем права запрещать селянам держать птицу. В свое время Трудовая инспекция обязала исключить рекомендацию из трудового договора с работниками фабрики. Усиливать меры предосторожности на предприятиях и в ЛПХ – это важная задача, но не самая главная, на мой взгляд. Наиболее эффективное решение – это вакцинация. Вирус как был, так и будет существовать, но у птицы выработается иммунитет. К сожалению, моя позиция не соответствует политике государства. Мы сегодня нацелены на рост экспорта продукции, а многие страны не принимают продукцию оттуда, где есть вспышки. Но, например, наши соседи – Казахстан – приняли решение полностью вакцинировать поголовье птицы от высоко патогенного гриппа птиц. Они больше, чем мы, столкнулись с этой проблемой, с дефицитом продукции и ростом цен.


Ущерб длиною в годы


- Из-за гриппа вам пришлось уничтожить всю птицу на предприятии. Полученная компенсация окупит потери?


- Да никогда! Все поголовье птицы было застраховано в соответствии с действующим законодательством. Страховая компания, изучив вопросы защиты предприятия (не было ли здесь нарушений, которые могли бы привести к данному заболеванию из-за халатности и т. д.), признала этот случай страховым и выплатила нам компенсацию – 213 млн рублей. Но это не более 25–30 % от тех потерь, которые реально понесет предприятие. Ведь для нас они не закончились. Мы решили во что бы то ни стало сохранить коллектив, а это около 500 человек. Пока нет собственного производства, трудоустроили своих работников на другие предприятия – «Фише», «Форнакс» и т. д. При этом, даже если человек выполняет там более низкооплачиваемую работу, он не теряет в зарплате – мы компенсируем ему эту разницу. Сейчас мы постепенно возвращаем людей на фабрику, но все равно пока работает только 25 % цехов.


Сложно сказать, каким будет окончательный ущерб. Это зависит от многих факторов – в первую очередь, от курса валюты. Цены на импортные витамины, ветеринарные препараты, компоненты кормов и ГСМ постоянно меняются. Посчитать, во сколько нам обошелся данный инцидент, можно будет не раньше декабря 2022 года, когда мы планируем выйти на прежние объемы производства.


Хочу отметить патриотичное отношение коллектива в этот сложный период – люди отнеслись к нашему ЧП как к серьезному горю. Это особенно проявилось во время изъятия птицы, когда людям пришлось трудиться сутками.


- Вы собственными силами проводили уничтожение птицы?


- Вообще это должны делать органы власти, но у них нет ни соответствующего опыта работы в таких масштабах, ни такого количества людей. Мы все работы проводили сами. Вирус был выявлен на поголовье в 50 тысяч кур, но уничтожили все 1,5 млн голов. Этого требует законодательство, чтобы полностью купировать заболевание на предприятии.


Борьба за рынок


- Как поэтапно будет восстанавливаться фабрика? Когда яйцо ЗАО «Иртышское» вновь появится в продаже?


- Сразу после снятия карантина мы закупили племенную птицу, но с момента прибытия цыплят на фабрику должно пройти пять месяцев, чтобы получить первое яйцо. Пока фабрика занимается воспроизводством поголовья. В мае 2021 года мы начнем производить 25 % от прежних объемов, и наша продукция появится на прилавках. Если учесть, что мы производили 1 млн яиц в сутки и 60% из них – для местного рынка, то к августу планируем закрыть потребности Омской области в данном продукте. В октябре выйдем на показатель 70 % от «докризисного» уровня, в декабре – 80 %.


OAG_1724 (инкубатор) (2).jpg


- До происшествия с птичьим гриппом фабрика занимала 56 % омского рынка яйца. Сейчас эту нишу заполнили поставщики из других регионов. Что, если конкуренты не захотят сдавать своих позиций?


- Конкуренция очень высокая, и, безусловно, за этот рынок будут воевать. Но мы тоже не сидим сложа руки и не собираемся терять нашего потребителя. На всех наших точках продаж идет торговля. Мы сами закупаем продукцию в других регионах и продаем ее, чтобы завтра, когда возобновим собственное производство, наше яйцо появилось на прилавках в тех же местах, где люди привыкли его покупать.


От крупного производства – к мелкому


- Перезагрузка – это всегда возможность сделать что-то по-новому. Планируете какие-то изменения в производстве?


- У нас высокотехнологичное предприятие, которое недавно прошло серьезную реконструкцию. Но, чтобы кардинально снизить риски от болезней, этого мало. В свое время государство, желая поднять отечественный птицепром, сделало ставку на крупные предприятия, которые строились территориально близко друг к другу. Но современная ситуация требует совершенно иного подхода – более мелких производств. Пусть в организационном порядке это будут большие холдинги, но концентрация поголовья животных (я говорю не только про птицу!) должна быть разумной. Производственные циклы нужно разделять – нельзя в одном месте держать и инкубатор, и родительское стадо, и цех доращивания... Необходимы новые санитарные нормы, чтобы в случае ЧП быстро локализовать очаг инфекции, а не забивать все поголовье.


Такая «перестройка» очень затратна для отрасли и потребует много времени. Это огромная проблема для всех стран мира. В Европе уже начали эту работу – у них и так фермы небольшие, а сейчас их хотят территориально распределить. И мы к этому придем со временем.


- А пока нашим крупным предприятиям как защитить себя?


- Выполнять требования, определенные специалистами: правильно кормить, выдерживать нормы посадки, обеспечивать хороший микроклимат в помещениях. Повторюсь, вирусы как были, так и будут, но, если заниматься профилактикой, можно минимизировать риски. Это как у людей: если ты ведешь здоровый образ жизни, то меньше подвержен инфекциям.


OAG_1659.jpg


Кадровая проблема – бомба будущего


- Поговорим о других проблемах в птицеводстве. Насколько сегодня отрасль зависима от импорта?


- Почти все используемые нами витамины – иностранного производства. Высока доля иностранных ветпрепаратов. Но, пожалуй, самая главная «боль» – это племенной материал. К сожалению, Россия утратила свою независимость в этой области. Сейчас ведутся попытки исправить ситуацию, есть примеры создания совместных предприятий с зарубежными инвесторами. Но собственных кроссов по яичной птице, которые бы не уступали импортным, у нас нет. Восстановить то, что было утрачено в 1990-е годы, – государственная задача. Пока для этого сделано недостаточно. Нужны более интенсивные меры, чтобы в племенном деле произошли изменения.


- А что касается оснащения птицефабрик – здесь есть какие-то успехи у российских производителей оборудования?


- Часть задач сегодня закрывается отечественными поставщиками – это инкубационное и клеточное оборудование, кормопроизводство. Но в то же время есть такие направления, как сортировка, забой и глубокая переработка птицы – линии для них покупаем за рубежом. Вчера это было выгодно и эффективно, поэтому российское производство было не нужно. Но сейчас, на фоне падения рубля, санкций и прочих ограничений, все может измениться.


KNG_0217.JPG


- За счет чего, на ваш взгляд, допустимо снизить себестоимость продукции в кризис, а на чем экономить нельзя?


- Стремиться к снижению затрат и повышению эффективности нужно всегда. При этом нельзя экономить на людях. Самое главное при производстве продукции – это человек, его отношение, профессионализм, патриотизм. Дефицит кадров в сельском хозяйстве продолжит расти, это бомба будущего. Есть два решения данной проблемы. Первое – роботизация, второе – создание условий для комфортного проживания в той или иной местности...



Полная версия интервью -  в спецпроекте "Важная птица!"



15.02.2021

Читайте также

Предложить
новость
Если вы стали свидетелем или
участником интересных событий
Предложить
Подписка на
рассылку новостей
Каждую неделю только самые
важные и интересные новости
Подписаться
Подписка
на журнал
Оформите подписку на
новые выпуски журналов
Оформить
Новостная рассылка
Каждую неделю только самые важные и интересные новости